Июн 4, 2017
st-vestnik

Наследство Анны Керн

Об Анне Петровне Керн написана не одна книга. Ей посвящено множество публикаций. Эту женщину называли и «чудным мгновением» XIX века и «вавилонской блудницей».

Задержим взор на портрете молодой особы в черном платье. Работа крепостного художника А.Арефова-Багаева, 1840 г. Это Анна, ей 40. Она уже не столь молода. В чертах ее лица наивная грация и простодушие. Открытость и легкая печаль во взгляде серо-карих глаз. Надежда и готовность улыбнуться, пленительная женственность и одухотворенность. Весь облик женщины кажется нам очаровательным, милым и привлекательным. Это на портрете, а что в жизни?

В жилах Анны текла кровь двух древних российских дворянских родов. Мать ее, Екатерина Ивановна, урожденная Вульф (1773-1832 гг.), – старшая дочь Ивана Петровича и Анны Федоровны Вульфов, хозяев Берновской усадьбы. Екатерина вышла замуж за Петра Марковича Полторацкого (ок. 1775 — после 1851). Полторацкие владели селом Грузины и другими землями в Тверской, Полтавской, Черниговской, Петербургской губерниях, в самом Петербурге, Лубнах, Твери и др. Вульфы, выдавая дочь замуж, в качестве приданного выдели ей 2 деревни – сельцо Иевлево и деревню Сенчуково, в двух верстах от Бернова, и 288 душ крепостных обоего пола.

Довольно часто именно эти две деревни спасали родителей А.Керн от безденежья. Екатерина Ивановна оформляла ссуды под залог, в тяжелые моменты брала займы, а возвращала долги из доходов этого небольшого именьица. Сама Анна смутно помнила эти деревни. Она родилась в семье деда в Орле, когда Иван Петрович служил там губернатором. Ее матушка «восторженно обрадовалась появлению дочери и сильно огорчилась, когда не удалось устроить так, чтобы она могла кормить; от этого сделалось разлитие молока, отнялась нога, и она хромала всю жизнь…» Впоследствии Екатерина Ивановна с детьми подолгу проживала в собственном доме родителей в Бернове. «Мне было хорошо и вольно в Бернове, особенно в отсутствие батюшки: все были внимательны и нежны ко мне», — вспоминала Анна. В 1808 г. Екатерина приехала к родителям в очередной раз и прожила здесь 4 года. Вместе с нею старшая, восьмилетняя Анна, шестилетняя Елизавета и грудная Варвара. В 1810 г. у нее родился сын Павел.

Спустя два года Петр Маркович решил перевезти семью из Бернова в Москву, объяснив это тем, что старшей дочери Анне пора дать серьезное образование. Гувернантка, мадемуазель Бенуа, слезно умоляла отца оставить старшую Анну в Бернове и была согласна давать ей уроки бесплатно. Петр Маркович остался непреклонен. Непонятным было его решение — отправить  из Бернова семью на лето в деревню жены. Усадебного дома там не было. Отец разместил семейство в двух крестьянских семьях. А когда началась война с Наполеоном, глава семейства предпринял путешествие на своих лошадях в десяти экипажах из Тверской губернии в Лубны. Путешествие длилось до осени, когда семейство, измученное дорогой, добралось, наконец, до Полтавской губернии.

В Лубнах Петр Маркович управлял родительским имением и страстно мечтал вырваться из материальной зависимости от матушки. Всю жизнь пытался он заработать большие деньги. Умный, сметливый и изобретательный, он, к несчастью, абсолютно не имел практической хватки, а действовал непродуманно, авантюрно, с риском.

В 1809 г. он пытался изобрести дешевый способ получения сухого мясного бульона, потратив огромные суммы на покупку скота. Не получилось. А бульон будет съеден солдатами армии Наполеона.

Не имея денег, решил построить в Лубнах огромный торговый дом и разместить в нем сразу все лучшие магазины. Идея была хороша, но результат плачевный – потрачены немалые средства, а торговый дом так и не был открыт.

Однажды Полторацкий вырыл в своем имении пруд, наполнил его морской водой и пытался разводить морских рыб. В другой раз задумал производить масло в форме зернистой икры.

Все до единой его спекуляции лопались, как мыльные пузыри, принося близким одни беды, ввергая в ярость матушку, Агафоклею Александровну (его отец, Марк Федорович, к этому времени уже ушел из жизни).

Десятилетней девочкой Анна присутствовала при страшной сцене в доме бабушки в Грузинах, связанной с трагическими денежными потерями по случаю означенного бульона. Агафоклея Александровна, бабка Анны, узнав об очередной афере сына, встретила его, приехавшего в Грузины из Бернова, в постели, когда ее причесывали и укладывали волосы. Она вскочила, седые ее волосы встали дыбом. Страшно закричала она, изрекла несколько проклятий и выгнала сына вон. Она была так страшна, что присутствовавшая при этом внучка пришла в ужас и заболела.

Проследим далее судьбу материнского наследства. В своих воспоминаниях Анна Петровна писала: «Отдавая меня замуж, мне дали две деревни из приданного моей матери, и потом, не прошло и года, попросили заложить их для воспитания остальных детей. (Свадьба Анны с Е.Ф.Керном состоялась 8 января 1817 г. – Т.К.). Я по деликатности и неразумию не поколебалась ни минуты и дала согласие. На вырученные деньги заведены отцом были близ Лубен фабрики: экипажная, суконная, горчичная… Все они вместе сделали то, что я осталась без имения, а отец мой с большими долгами».

В 1825 г. Петр Маркович потребовал продажи означенных деревень с крепостными Д.Н.Шереметеву, графу, владельцу крупнейшего в России состояния. Сделка состоялась 24 апреля 1825 года (Граф Шереметев оставался владельцем этих земель вплоть до революции 1917 г.).

Спустя семь лет в Лубнах умерла ее матушка, и Анна Петровна начала хлопотать о возврате старицких земель, проданных Шереметеву. Ей помогала Елизавета Михайловна Хитрово. А.С.Пушкин участвовал в этих хлопотах, которые не увенчались успехом. Поэт лично обращался  к графу и извещал Анну о результатах переговоров письменно: «Вот ответ Шереметева. Желаю, чтобы он был благоприятен… Госпожа Хитрово сделала все, что смогла. Прощайте, прекрасная дама. Будьте покойны и довольны и верьте моей преданности». Все хлопоты были напрасны. А.Керн навсегда потеряла свое наследство по материнской линии.

Теперь о наследстве ее по линии Полторацких. Грузинская бабушка – так Анна Петровна называла Агафоклею Александровну – на 17 лет пережила супруга и в полном уме руководила своим огромным состоянием до 85 лет.

Чувствуя преклонность своих лет, она составила духовное завещание. Вот фрагмент его: «Делаю положительное распоряжение о имении моем, дабы после оставшимися после меня наследниками не могло от оных выйти каких-либо распрей или прошений, жалобных тяжеб в местах судебных, и для того к непреложному по смерти моей исполнению постановляю следующее: …Сына моего надворного советника Петра Марковича детям, а именно внукам, Старицкого уезда деревню Кушниково, в коей по последней 7 ревизии состоящих 120 душ крестьян со всем их имуществом, землями, а сверх того деньгами 50.000 рублей». Управление имением до совершеннолетия внуков бабка доверила старшему сыну А.М. Полторацкому и зятю Д.Б.Мертваго. Петр же совсем вышел из ее доверия. Что и говорить. Богатство привлекает всех. Заботы о его сохранении – никого. То, что было для матери многочисленного семейства Полторацких  увлекательным и азартным делом, для потомства ее стало докучливой и портящей настроение обузой.

Осенью 1822 года Агафоклея Александровна занемогла. Она почувствовала приближение смерти и испытывала жестокие страдания. Будучи глубоко религиозной, она громко взывала к Богу, чтобы страдания ее усилились и через это очистилась ее грешная  душа.

«Умереть Полторацкая решила при большом скоплении народа. Она приказала перенести свою кровать в большой зал и оповестить всю округу, чтобы с ней приходили прощаться. Ослушаться не посмели не только крестьяне, но и помещики. Постепенно огромное помещение заполнилось народом, и тогда умирающая начала громко каяться в своих прегрешениях.

Эта всенародная исповедь произвела потрясающее действие на присутствующих и закончилась громким криком: «Православные, простите меня, грешную!» — на что последовал единогласный ответ: «Бог простит!» Публика рыдала. Священник причастил умирающую. Похоронили Полторацкую в Грузинах, в усадебной Церкви Грузинской Божией Матери». Так описала последние минуты жизни грузинской бабушки Анны Петровны Л.И.Третьякова в своей книге «Дамы и господа».

На момент ее смерти все четверо детей Петра Марковича были живы. Анне Петровне исполнилось 22 года, у нее уже родилось двое детей. Елизавете Петровне, девице – 20 лет, Варваре Петровне – 14 лет, Павлу Петровичу – 12 лет.

Дальнейшую судьбу завещанных земель нам помогли прояснить документы, которые хранятся в Пушкинском доме в Петербурге. Это три доверенности на имя Петра Марковича Полторацкого от его детей: Анны Петровны Керн от 30 января 1830 г., ее сестер Елизаветы и Варвары Полторацких от 5 декабря 1829 г. и брата Павла Петровича Полторацкого от 5 декабря 1829 г. Содержание всех трех документов одно и то же. Дети доверяют отцу получить в его полное распоряжение и употребить по его усмотрению завещанные им бабкой земли и деньги. Все три доверенности заверены подписями: «Ваши послушные и покорные дочери Елизавета Полторацкая и Варвара Полторацкая». Сын подписывает доверенность так: «Ваш послушнейший и покорнейший сын Павел Полторацкий». Анна Петровна подписала свою доверенность: «Имею честь быть с отличным почтением и совершенною преданностью Покорная дочь Анна Керн, жена генерал-лейтенанта урожденная Полторацкая». Язык документов удивляет своей витиеватостью. Мы бы сегодня написали короче, проще и яснее, чем эта доверенность, подписанная рукою Анны Петровны Керн, ее мелким, убористым почерком.

«Почтеннейший родитель мой, покорнейше прошу взять на себя труд следуемое мне на часть по закону в помянутой деревне Кушниково имение с крестьянами… взять в совершенное ваше владение и употребить по своему усмотрению… равно как и сумму денег… мне, сестрам и брату моим бабкой назначенную». Петр Маркович все получил, и все средства спустил на очередную аферу.

Так Анна Петровна потеряла и эту долю наследства по отцовской линии.

Петр Маркович в 1829 году решил приобрести имения Яблоново, рядом с Лубнами, у княгини Татьяны Васильевны Юсуповой. Денег ему, как всегда, не хватало. Тогда он и получил разрешение от детей на продажу Кушникова и получение 50 000 рублей деньгами.

Анна Петровна не сразу распорядилась своей долей. Она колебалась вначале, обратилась за советом к Антону Дельвигу, другу А.С.Пушкина. Тот предостерег ее о возможных неприятностях и последствиях этого дела, прямо указав ей на постоянные риски и неудачи ее отца. Учила Анну быть осторожной и супруга Дельвига,  подруга А.Керн. Она наставляла Анну не спешить с ответом, потянуть, обдумать все. Анна медлила, но спустя месяц написала доверенность на имя отца. Позднее она обижалась на Петра Марковича за то, что тот, получив от детей деньги и продав Кушниково, не сумел качественно совершить сделку. Денег ему в очередной раз не хватило.

Спустя время его более предприимчивый сын Павел, доплатив Юсуповой недостающую сумму, получил в собственность Яблоново и стал обеспеченным человеком.

Прошло 20 лет. Анна Петровна, во втором браке Маркова-Виноградская, очень бедствовала. Она писала сестре своего мужа: «Бедность имеет свои радости, и нам везде хорошо, потому что в нас много любви. Может быть, при лучших обстоятельствах мы были бы менее счастливы…» Кто знает.

Эта женщина родилась Полторацкой, известна как Анна Керн, из жизни уходила Марковой-Виноградской. Ее любящее сердце перестало страдать на 80-м году жизни. Она много любила, и лучшие таланты были у ее ног. До сих пор одни ее судят, объясняя очевидное. Другие недоумевают: как нелепо все произошло в ее жизни. Нас эта женщина привлекает тайной своей свершившейся участи, и по прошествии времени заставляет разыскивать новые свидетельства о ее судьбе, открывая новые факты, чтобы понять самим и рассказать об этом другим строчками газетных публикаций или лирических зарисовок, как это сделала В.Ф.Кашкова.

  • Пока живем, как много в жизни надо:
  • Признанья, слава, встречи и разлуки,
  • И боль души врачующие руки,
  • И тишина сиреневого сада…
  • И ей при жизни щедро мир дарил
  • Признаний лепет, гул проклятья,
  • Друзей на время, горькие объятья
  • И клевету невысохших чернил.
  • Промчались годы, улеглись волненья.
  • Ушла из мира, отлюбив свое,
  • А для бессмертья имени ее
  • Хватило одного стихотворенья.

Тамара КОЧНЕВА, с.Берново, 2017 г.

 


Плюсануть
Поделиться
Класснуть

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники   Youtube   Youtube

Свежий номер — 18 июня


Газета Старицкий Вестник

Рекламная пауза













Группа Правительства Тверской области в контакте

Всероссийская общественная премия за сохранение языкового многообразия

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости