Июн 5, 2016
st-vestnik

«Вельяшева, мною некогда воспетая, живёт здесь в соседстве…»

Более 130 лет прошло с тех пор, когда письма А.С.Пушкина вошли в собрание сочинений поэта и стали доступны простому читателю.

Так, П.А.Ефремовым впервые были изданы 375 писем к 77 корреспондентам Пушкина, причем некоторые даны были лишь в переводах и отрывках. За изданием первого собрания писем последовали другие, в настоящее время из обширной переписки Пушкина опубликовано менее 800 писем. Они полны искренности, откровения, они открывают для нас Пушкина — человека, его отношение к друзьям, приятелям и врагам, семейную привязанность, нежность к жене и детям.

Н.О.Лернер писал: «В письмах Пушкина нам дороги не только черты гения, не только поминутно сверкающие блестки высокого ума, не только звучащие на каждом шагу взрывы его божественного смеха, не только мимолетные грустные раздумья или вспышки веющего с этих старых и вместе таких молодых страниц вдохновения: мы читаем их еще как повесть о человеческой жизни, полной страданий, борений, возвышений и душевных компромиссов; мы рассматриваем их как любопытную, бесконечно запутанную и перепутанную сеть дружественных, семейственных, общественных и других отношений, то важных и необходимых, то излишних и ненужных….».

Перечитывая письмо за письмом, мы невольно становимся очевидцами происходящих событий. Перед нами, как в кинохронике, предстает Пушкин — лицеист, период Михайловской ссылки, когда письма отчасти заменяли необходимую для него устную беседу, его сватовство к Наталье Николаевне и все сложности отношений с будущей тещей. Шло время, менялись адресаты, менялась манера письма, одни письма были написаны на русском, другие на французском языках, но в каждом письме читатель сможет открыть для себя нового Пушкина и по-иному взглянуть на уже давно знакомые факты, задать себе новые вопросы и окунуться в размышления.

В письме из Павловского от 21 августа 1833 года Пушкин писал своей жене: «Вельяшева, мною некогда воспетая, живет здесь в соседстве. Но я к ней не поеду, зная, что тебе было бы это не по сердцу».

В разное время пушкинисты и краеведы пытались определить место нахождения Катеньки Вельяшевой, выдвигая различные версии.

Одним из предположений было сельцо Марицыно, расположенное в 2 км от Малинников, вниз по течению реки Тьмы, на ее правом высоком берегу. В начале 19 века принадлежало оно Павлу Ивановичу Вульфу. По завещанию отца Павел Иванович получил деревни Глазуново (148 м.д. и 172 ж.д.) и Подлипки (46 м.д. и 46 ж.д.). Получил он также и дворовых людей, а кроме того, подлизаевский и мариченский скотные дворы. Из подлизаевского скотного двора, позднее выросло Павловское, из мариченского скотного двора — Марицыно (или Маричено). Павлу Ивановичу принадлежало также и Терехово.

В 1826 году П.И.Вульф продал Прасковье Александровне Осиповой «при сельце Марицыно 54 десятины полевой, пахотной и сенокосной земли всего государственными ассигнациями за восемьсот пятьдесят рублей». А поскольку имение его находилось в залоге в Московском опекунском совете, то купчей крепости на землю дать не мог и в Старицком уездном суде написал «условие о продаже земли», обязуясь в непродолжительное время выдать купчую на имя Прасковьи Александровны Осиповой.

В 1839 году в возрасте 65 лет, будучи бездетным и заботясь о будущем своей жены, Павел Иванович Вульф составил духовное завещание, согласно которого жене его Фредерике Ивановне урожденной фон Буш досталось «движимое имение, заключающееся в серебре, платье, белье, мебели и посуде», а также узаконенная седьмая часть имения. В завещании он прописал: «отдать ей крестьян Старицкого уезда в сельце Марицыным и деревне Терехове тридцать семь душ, и трех мужска пола дворовых людей с женами и детьми, и со всею господскою и крестьянкою землею, и со всем строением без остатка, со скотом рогатым крупным и мелким, по случаю принадлежащей к этим селениям в одном месте земли, не требующей никакого развода».

Много раз еще перепишет Павел Иванович свое завещание, но доля жены останется неизменной, правда, и на нее возложат часть долга, числящегося за хозяином имения, в Московском опекунском совете. Но Фредерика Ивановна так и не воспользуется завещанием, она уйдет из жизни раньше мужа на десять лет.

После смерти супруги Павел Иванович остался совсем один, хотя был окружен вниманием многочисленных племянников. По «слабости здоровья» и имея большие долги Московскому опекунскому совету в 1850-е годы передает «в вечное и потомственное владение движимое и недвижимое имение, состоящие в Старицком уезде в сельце Марицыне и деревне Терехове, заключающееся в Марицыне господском доме, при нем строений, мебеле, скоте крупном и мелком, земли с лесом пашенной и непашенной, и в Терехове тридцати девяти душах крестьян с их имуществом, скотом и со владеемою ими землею» крестному сыну Фредерики гвардии поручику Николаю Васильевичу Вельяшеву и племяннице гвардии капитанше Екатерине Васильевне Вельяшевой (в замужестве Жандр).

В Марицыне еще в 1930-е годы стоял господский дом (он был разрушен во время войны). В связи с тем, что в конце 19 века это имение принадлежало Вельяшевым, возникла легенда, что Пушкин был влюблен в дочь здешнего помещика, и это место любовно стали называть «Пушкинским уголком».

Так же с семьей Вельяшевых связано имение Патраково, которое находилось в 8 верстах от Берново и в 10 верстах от Павловского. В 1817 году Наталья Ивановна Вельяшева, урожденная Вульф, жена штабс-ротмистра Василия Ивановича Вельяшева, получила в наследство от отца Ивана Петровича Вульфа Патраково и Коробино, 160 душ крестьян и, пополам с сестрой, Анной Ивановной (в замужестве Панафидиной), 3036 десятин земли. Господская усадьба была построена в Патракове.

Трудно представить, как была обустроена усадьба, был ли разбит парк, какие породы пароды деревьев в нем произрастали. Из описания имения в Московский опекунский совет в декабре 1829 года читаем: «земли в единственном владении значится: пахатной 526 десятин 100 сажень, сенокосу 442 десятины 1000 с половиной сажень. Имеются господские строения при сельце Патраково: два господских дома со всеми принадлежащими к ним службами, скотным двором, поодаль сего стоит мукомольная мельница».

Наталья Ивановна была «счастлива в супружестве», но у нее очень расстроено имение и без того незначительное» — писал Алексей Вульф в дневнике в 1829 году. Это время, когда Василий Иванович Вельяшев служит исправником в Старицком земском суде, а делами в имении порой распоряжался староста Василий Денисов. Но время не стоит на месте, сыновья вырастают и становятся военными, дочь Катенька Вельяшева в 1834 году выходит замуж за Александра Александровича Жандра, штабс-ротмистра Владимирского уланского полка, расквартированного в Торжке. И в сентябре 1835 года Старицкий исправник земского суда штабс-ротмистр Василий Иванович Вельяшев подает прошение на имя государя императора Николая Павловича об увольнение от должности «по домашним обстоятельствам». Как складываются дела в имение судить довольно сложно. 1833 год в Старицком уезде ознаменовался неурожаем ржи и яровых. Окрестные помещики начали закладывать свои имения. Из описания имения Старицкого земского суда в июне 1835 года узнаем, что в имении штабс-ротмистрши Нататальи Ивановны Вельяшевой в Старицком уезде состоят: селение Коробино, Патраково и сельцо Васильки, «при коих как сначала при двух селениях состояло, так и при трех состоит земли пахатной 526 дес. 10 сажень, сенокосу 442 дес. 1000 с половиной сажень, под имением, огородами и огуменниками 41 десятина, под дорогами и реками и прочем 12 десятин 400 сажень, лесу елового, соснового, березового, ольхового и осинового на господские надобности 400 десятин 800 сажень. Мохового болота, по нем мелкого леса 96 десятин. Итого: 1518 десятин 200 с половиною сажень».

Легко допустить вероятность, что сельцо Васильки Вельяшевы обустраивали сами, возможно и название сельца происходит от имени хозяина имения. Определить точное время, когда происходит обустройство имения, не удается. В клировых ведомостях 1828 года отмечено: «сельцо Васильки, 3 ½ версты, в нем жительствует помещик штаб-ротмистр Василий Иванович Вельяшев, у него в семействе: 1 двор, 4 мужеска пола 4 женска. При нем дворовых людей: 27 мужеска пола 30 женска».

С.С.Кузин в статье «Пушкинская тверская тропа» запишет: «В сельце Васильки семейство Вельяшевых пополняется. 25 апреля 1822 года рождается сын Николай. Таинство крещения совершил священник села Васильевского Иван Иванов с причтом, «восприемником был помещик сельца Курова Павел Иванович Панафидин, а восприемницей сельца Подлизаихи помещица Фредерика Ивановна жена Вульф».

Имение располагалось на правом берегу реки Нашиги, на которой стояла «деревянная мельница о двух поставах». Господское строение при сельце Васильки: «дом, флигель, амбары, баня, деревянные на каменных фундаментах. Людских флигеля три, одна сыроварня, два погреба, людская баня, конный двор с конюшнями, каретным сараем деревянные. Скотный каменный двор. Птичий двор деревянный».

В 1842 году Старицкий земский суд описал все движимое имение по требованию Московского опекунского совета, и имение было «назначено на продажу». В 1859 году владельцем Патраково и Коробино был Владимир Федорович Миллер, имение «перешло по покупке от покойной г. Вельяшевой». Правда в 1863 году В.Ф.Миллер умирает на 44 году жизни, похоронен он был возле Успенской церкви в Бернове, надгробие сохранилось.

В 1936 году по поручению Пушкинского дома и академии наук СССР группой ржевских краеведов во главе с Г.Я.Ходаковым была проведена экспедиция по пушкинским местам Калининской области. Участник экспедиции Бычинский сделал карандашные зарисовки построек пушкинского времени. Одной из зарисовок был дом Миллеров в Васильках.

Р.Е.Теребенина, которая в 1980-е годы приезжала в командировку по Тверским пушкинским местам в черновых записях оставила заметку: «Остатки усадьбы Васильки, старинный парк, вековые липы, аллеи с обеих сторон вели к дому, перед домом лужайка. Сзади теперь хозяйственные постройки, конный и скотный двор. Вся усадьба была обсажена деревьями — сохранилось много аллей и старинных деревьев».

Сегодня определить место, где находилась усадьбы трудно, от нее, среди густых зарослей ольхи и осины, остались лишь плохо просматриваемые две пересекающихся под прямым углом липовые аллеи и заросшие фундаменты барских построек.

Время не пощадило так искусно построенные деревянные усадебные дома в Марицыне и Васильках. И только старые деревья хранят память о былых парках и хозяевах, и о красавице Катеньке Вельяшевой, которой посвятил А.С.Пушкин свои строки «Подъезжая под Ижоры…».

Елена РЫХЛО, старший научный сотрудник музея А.С. Пушкина (с. Берново).


Плюсануть
Поделиться
Класснуть

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники   Youtube   Youtube

Свежий номер — 18 августа


Газета Старицкий Вестник

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости