Сен 24, 2017
st-vestnik

Был ли в Старице Кутузов?

205 лет отделяет нас от Отечественной войны 1812 года. Это было время романтического героизма, когда появился Кодекс русского офицера, один из постулатов которого звучал так: «Душа — Богу, сердце – женщине, долг – Отечеству, честь – никому».

…Бородинское сражение, пожар в Москве, бесславная гибель французской армии на бескрайних просторах России – и над всем этим могучая, неоднозначная фигура М.И.Кутузова.

Род Кутузовых и Голенищевых-Кутузовых уходит корнями к середине XIII века и имеет общего предка Гаврилу Олексича, который был дружинником у Александра Невского. Потомки знаменитого дружинника многократно упоминались в связи с ратной службой, участвовали в посольских делах, дворцовых интригах, в междоусобных династических распрях великих московских князей и, выполняя поручения правителей, приезжали в Старицу. В 1491 году Борис Васильевич Кутузов описывал Старицу, а в 1631-1634 годах Степан Семенович Голенищев-Кутузов был в Старице воеводой.

Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов был образованным человеком, обладал широким стратегическим мышлением, большим жизненным и военным опытом. Титулы «Светлейший князь» и «Смоленский», а также воинское звание генерал-фельдмаршала он получил осенью 1812 года за выдающиеся заслуги перед Отечеством.

М.И.Кутузов был не только великим полководцем, первым полным кавалером ордена Святого Георгия, но и талантливым дипломатом. В 1792-1794 годах, будучи послом в Константинополе, он сделал многое для укрепления позиций России на Ближнем Востоке. В 1812 г., накануне войны с Наполеоном, после разгрома турецкой армии заключил выгодный для России мир с Турцией.

Считая себя учеником А.В.Суворова и П.А.Румянцева, Кутузов поднял военное искусство на новый уровень. Английский военный историк Роджер Паркинсон в книге «Жизнь Кутузова, генерала войны и мира» сделал вывод, что способности Кутузова были уникальными. «Наполеон, — пишет Р. Паркинсон, — не мог соперничать с Кутузовым в стратегическом предвидении и при претворении в практику своих стратегических концепций».

Отечественная война 1812 года, как уже не раз было в истории, для русских началась неожиданно. Рано утром 12 июня (24 июня по новому стилю) французские войска переправились через пограничный Неман. Армия Наполеона насчитывала 600 тысяч человек и 1420 орудий. В ее рядах были представлены более 12 национальностей. Россия могла противопоставить только 1-ю и 2-ю армии общей численностью 220-240 тысяч солдат при 942 орудиях.

О начале войны Александр I узнал поздно вечером того же дня в городе Вильно, на балу. Немедленно отправившись в Петербург, он в то же время не спешил с назначением главнокомандующего. И тогда общее руководство армиями взял на себя военный министр Барклай-де-Толли. Шотландец по происхождению, он был мужественным воином, хорошим полководцем, но в армии его не любили за необщительность и замкнутость.

Наполеон планировал уничтожить русские армии в пограничных боях и беспрепятственно продвинуться вглубь страны, к Москве. Но выбранная Барклаем-де-Толли тактика медленного отступления с тем, чтобы не ввязываться в кровопролитные сражения, привела к тому, что к Смоленску армия Наполеона значительно поредела и насчитывала уже 200 тысяч солдат. Однако командующий 2-й армией генерал Багратион выступал за более активные действия, открыто выражая несогласие с тактикой Барклая. В несогласованности их действий многие видели причину того, что после кровопролитного сражения русские войска оставили Смоленск. Отступление снижало боевой дух армии, поползли слухи об измене, о том, что Барклай «ведет гостя в Москву».

В обществе и даже в ближайшем окружении Александра I заговорили о Кутузове, как о единственном полководце способном занять пост главнокомандующего. Император недолюбливал Кутузова, но вынужден был уступить. 8 августа 1812 года, подписав указ, он в сердцах произнес слова, которые сейчас можно прочитать во всех учебниках по истории: «Общество желало его назначения, и я его назначил. Сам же я умываю руки». Кутузову тогда шел 68-й год. В дальнейшем царь не раз подумывал о замене Кутузова на Барклая-де-Толли, но так и не решился.

Известие о назначении Кутузова по всей России было принято с ликованием. А сам полководец после аудиенции у царя отправился в Казанский собор, где, сняв с себя все регалии, долго молился перед иконой Казанской Божией Матери. Вечером того же дня в кругу родных он говорил, что принял это назначение «с христианским смирением, но без робости, как призвание свыше». А на вопрос одного из родственников: «Неужели вы надеетесь разбить Наполеона?», Кутузов ответил: «Разбить? Нет, а обмануть — надеюсь».

Известие о назначении Кутузова Наполеон принял без восторга, назвав его «Старый лис севера». Кутузов, узнав об отзыве французского императора, ответил: «Постараюсь доказать великому полководцу, что он прав», — что неоднократно и делал во время военной кампании.

Дальнейшие действия Кутузова можно проследить по дням благодаря его письмам и донесениям.

Перед отъездом, 10 августа, фельдмаршал написал несколько писем с известием о своем назначении главнокомандующим армиями, действующими против Наполеона. В письме к А.И.Горчакову он сообщил также, что отправляется до Смоленска через Торжок, и выразил надежду, что тот будет извещать его «о всем, до армии касающемся».

В Русском биографическом словаре за 1903 год подробно описана сцена прощания с полководцем. «11 августа провожать отъезжавшего Кутузова собрались не только его родственники и знакомые, но и целые толпы народа, которые желали ему счастливого пути и провожали его восклицаниями: «Спаси нас! Побей супостата!» Кутузов поклонился народу, простился со всеми и выехал из Петербурга. Дальнейший переезд его к армии имел вид непрерывного торжественного шествия. Жители городов и селений стекались на дорогу, по которой он проезжал, многие, приветствуя полководца, становились на колени. Чувствовалась какая-то стихийная сила в этом подъеме духа великого народа, предвещавшая успех в борьбе за Веру, Царя и Отечество».

Доехав до Бронниц, Кутузов 13 августа пишет письмо Барклаю-де-Толли с просьбой выслать в Торжок фельдъегеря, через которого он «мог бы получить сведения о том, где ныне армии находятся, и который бы указал мне тракт из Торжка к оным». Причем, будучи тактичным человеком, Кутузов до своего вступления в командование и ознакомления с обстановкой не мог и не хотел вмешиваться в планы и распоряжения Барклая-де-Толли.

15 августа Кутузов прибыл в Вышний Волочек, где встретился с Беннигсеном, направлявшимся в Петербург, и сообщил ему волю государя, чтобы он принял участие в военных действиях в качестве начальника штаба. Бездарный, завистливый немец, ненавидевший все русское, но при этом любимец императора, Беннигсен сыграл неблаговидную роль в исходе Бородинского сражения. Кутузов оставил корпус генерала Тучкова в засаде, чтобы бросить свежие силы в конце сражения на измотанного противника. Беннигсен, объезжая вечером войска, приказал генералу Тучкову выдвинуться из засады и встать на виду у противника. Это привело к неоправданным жертвам среди солдат, стоило жизни самому Тучкову, а в итоге оставило без свежих сил решающую атаку у села Семеновское. О своем приказе Беннигсен Кутузову не сказал.

К вечеру 15 августа фельдмаршал приехал в Торжок, где остановился на ночлег. Барклаю-де-Толли Кутузов сообщил, что выезжает из Торжка в Старицу и выразил просьбу: «ежели бы что до приезда моего случится, то сим трактом уведомить».

В Старицу Кутузов отправился рано утром 16 августа, скорее всего, в сопровождении присланного Барклаем-де-Толли фельдъегеря, выбрав, возможно, наикратчайшую дорогу —  Торжок – Высокое – Паньково – Липино — Старица, которая обозначена на старой карте. До последнего фельдмаршала не оставляла надежда, что Смоленск не сдадут французам. «Если только Смоленск застану в наших руках, то неприятелю не бывать в Москве», — часто повторял Кутузов. По дороге на Старицу он узнал, что Смоленск оставлен. «Ключ к Москве взят», — огорчился Кутузов. После этого его мысли вновь и вновь возвращались к судьбе Москвы.

Пока не найдено достоверных сведений, что Кутузов останавливался в Старице. Учитывая, что в августе шли дожди и дороги развезло, повозки продвигались медленно, а лошади быстро уставали. Поэтому есть вероятность, что полководец на короткое время мог задержаться на старицкой почтовой станции, расположенной на улице Широкой, для перемены лошадей и обеда, для приготовления которого всегда вперед выезжал личный повар Михаила Илларионовича. Далее дорога шла через Дягунино на Зубцов.

16 августа Кутузов остановился на ночлег в Зубцове. В 8 часов вечера он пишет Барклаю-де-Толли: «Настоящее дождливое время препятствует мне быть завтра к обеду в армии, но едва только с малым рассветом сделается возможным мне продолжать мою дорогу, то я надеюсь с 17 на 18 быть непременно в главной квартире».

17 августа Кутузов, приехав в Гжатск, посылает письмо Ф.В.Ростопчину об усилении армии ополчением, снаряжении ополченцев оружием Московского арсенала и обещает, что «Надежды, которые Вы на меня полагаете, с помощью божиею оправдать постараюсь, как всякой русской». В этом же письме фельдмаршал сообщает также о том, что с военным министром, то есть Барклаем-де-Толли, командовавшим доселе армиями, еще не виделся, и «не могу еще ничего сказать положительного о будущих предположениях насчет действий армий. Не решен еще вопрос, что важнее — потерять ли армию или потерять Москву».

18 августа главные силы находились на позиции у Царева-Займища. Осмотрев позицию, Кутузов признал ее не отвечающей требованиям тактики колонн и рассыпного строя, и приказал армиям отходить к Можайску. Одновременно он направил генерала от кавалерии Л.Л.Беннигсена и полковника К.Ф.Толя на поиск места для генерального сражения.

В предписании от 24 августа Кутузов приказывает полковнику А.С.Жемчужникову расположиться в районе Твери и наблюдать дороги, ведущие к Старице и Волоколамску. Это говорит о том, что Кутузов не исключал возможности прорыва французских войск к нашему городу.

Место для генерального сражения было найдено у деревни Бородино, где 26 августа и состоялось знаменитое Бородинское сражение — крупнейшая битва Отечественной войны 1812 года, которая до сих пор считается самой кровопролитной в истории среди однодневных сражений.

…Из всего вышесказанного следует, что Кутузов в Старице был, но остается небольшая интрига – был проездом или останавливался в нашем городе на короткое время для смены лошадей?

Ольга АЛЕКСАНДРОВА.


Плюсануть
Поделиться
Класснуть

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники   Youtube   Youtube   Твиттер

Свежий номер — 19 июля

Газета Старицкий Вестник

Рекламная пауза

Территориальная избирательная комиссия Старицкого района — www.staritskiytik.izbirkom69.ru






Группа Правительства Тверской области в контакте

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости