Мар 27, 2016
st-vestnik

Памяти бесценные страницы…

В гостях у Александры Степановны Бибичевой я оказалась морозным январским вечером. В беседе о минувшем и настоящем, за рассматриванием фотоснимков незаметно и интересно летело время… В комнате с русской печью, на лавочке возле которой сонно растянулся пушистый мурлыка, в простом, уютном интерьере будто бы сохранилась частица уходящей навсегда эпохи…

Родилась наша героиня 19 апреля 1935 года в крестьянской семье… Мать — Толкачёва Анна Васильевна — красивая, скромная женщина всю жизнь трудилась в колхозе — дояркой, телятницей. Отец — Толкачёв Степан Николаевич, кроме привычного, сельскохозяйственного труда, на зимние месяцы уходил на заработки — в каменоломни… Дружно жили, помогали друг другу… Довоенное детство Александры, ее старшего брата Кости, сестренок Вали и Нины прошло в деревне Мологино Ржевского района.

А затем… грянула война. В октябре 1941 года фронт стремительно приближался к деревне. Началась эвакуация. Детская память — сохранила то, как было страшно, холодно, как прятались в окопах… Как её, ещё маленькую, везли на саночках, и как не выдержала, умерла в пути сестренка Нина… «Вначале нас эвакуировали в Денежное, — вспоминает Александра Степановна, — не помню, сколько мы там прожили. А потом мама с нами троими пришла в Шавково, к родственникам. В январе 1942 года немцев в деревне уже не было…» Так началась трудная, полная забот и лишений жизнь в тылу…

…Расставание с отцом — оказалось навсегда. Ушедший на фронт Степан Николаевич долгое время числился пропавшим без вести, и лишь потом семья узнала, что он погиб под Сталинградом…

Многое поведала Александра Степановна об истории края, о том, что составляло обыкновенную, каждодневную жизнь… «Деревня Шавкого, самая большая в округе, в ту пору одна образовывала колхоз «Большевик». Война продолжалась, а колхоз уже начал работать… Когда мы пришли, оказалось, что дров нет, топить нечем… Лес от нас далеко, а в каждой семье ведь лишь женщины и дети остались. Собирали хворост… Воду носили из колодцев, почти у каждого дома был свой…»

…Весна 1942 года была голодной… Чтобы выжить собирали на полях мерзлую прошлогоднюю картошку, а как стало потеплее — спасались травами… Из сушеных, растолченных в ступе клеверных цветов пекли лепешки; И лебеду, и крапиву ели…

На огородах первое время сеяли только ячмень, никаких других семян не было; По осени его жали серпом, обмолачивали. А затем мололи зерно вручную, в домашних жерновах… Позже стали ходить на мукомольную водную мельницу в Быково… А когда та сломалась — в Прасковьино.

Даже послевоенный быт сначала почти не отличался от старинного, налаженного веками крестьянского уклада жизни: рано вставали, хлопотали по хозяйству, ухаживали за скотиной, трудились на колхозных полях, своих огородах. Зимними вечерами сидели при лучине — ткали, пряли лен, шерсть… И… мылись в печке. «Я помню, как стелили солому вовнутрь, — говорит Александра Степановна, — и забирались туда. Рядом с печкой стояло корыто с чистой нагретой водой, или же широкая деревянная бочка… Чугуны с золой — заливали водой и ставили кипятить. Затем отстаивали; чистая вода получалась, и очень мягкая, «мыльная»…. И белье этой водой тоже стирали».

Юная Александра, как подошло время, пошла в школу, в Зелино; школа размещалась в бывшем барском доме, большом, двухэтажном здании, отапливаемом дровами. Со всех окрестностей в нее ходили, потому что была она восьмилетней… Александра окончила 6 классов, и ушла работать в колхоз… «Сезон я отработала прицепщиком на тракторе; Трактор тащит плуг, а на плуге сверху — открытое всем ветрам сидение, на котором сидишь, и рычагом регулируешь глубину плуга, — улыбнувшись, поясняет Александра Степановна. — В ту пору мой старший брат Костя пошел учиться в МТС… Потом на трактор сел. Проработал на нем всю свою жизнь. В Чупруново сначала, а потом здесь, дома…»

Но молодость на то, чтобы искать лучшей доли, пробовать себя в разных профессиях, жить и верить, а главное — строить свое светлое будущее… Александра уходит на швейную фабрику в город Старицу… Отработав 3 года, в 1956 году она, дождавшись своего соседа по деревне из армии, выходит за него замуж. Счастливые молодожены — Бибичев Валентин Павлович с Александрой — возвращаются в родительский дом, в Шавково… В 1957 году в семье рождается доченька Надежда, в 1960 году — сын Сережа. В большом хозяйстве — кормилица корова, двое поросят, овцы, куры и — земля, которую нужно обиходить. Кроме домашних забот, Александра ходит помогать свекрови на свинарник, а потом постепенно и сама заменяет ее, работает без выходных. Так пролетают целых 5 лет… Накопившаяся усталость и невозможность уделять достаточное время близким дает о себе знать. А дальше… На семейном совете принимается важное решение, следуя которому наша героиня более чем на 23 года определяет свою дальнейшую трудовую судьбу. Молодая женщина устраивается работать на воскозавод в Зелино…

…Об этом уникальном месте до наших дней сохранилось мало сведений.

В архивных документах читаю скупые, лаконичные строки: «Свечной завод в селе Зелине Прасковьинской волости. Конец 19 — начало 20 столетия. Последний владелец села — помещик К.И.Хохлов» А между тем так хочется, чтобы эта крупица истории, составляющая былую славу страны, технического прогресса, не оказалась забытой… Вот что поведала сама Александра Степановна… « До революции 1917 года там делали церковные свечи, вощину для пчеловодства. Когда мы с мужем пришли — свечи уже не делались. Сначала — наш завод был первым в СССР! Коллектив состоял примерно из 50 человек. Работал экстракционный, пробойный, вощинный, слесарный и швейный цеха…

Самый тяжелый цех — экстракционный: там стоял сильный запах паров бензина, и работали только мужчины. Среди них — мой муж. Мерву (восковые отходы пчеловодства) привозили со всех регионов страны. Мы сами ездили на станцию, разгружали вагоны с мервой — по 30 тонн, перевозили ее… В цеху стояли большие баки, куда загружали эту мерву, заливали бензином, и при помощи пара добывали воск. Он сам стекал вниз, в ванны. А потом мы отвозили готовую продукцию на станцию Старица, там находился «бакаус» — железнодорожный склад. Так, железнодорожными вагонами, отправляли наш воск по всей стране! Это технический воск, он шел на нужды авиации, флота… Кроме того, в цеху варили мастику.

В пробойном цехе, где я работала, тоже перерабатывался пчелиный воск из рамок…

В вощинном, сезонном (летнем) цехе, где я была бригадиром, делали вощину. На восковой лист наносился легкий «оттиск» ячеек под будущие соты, а пчелы сами их потом растягивают, добавляют воск, носят мед… Пачки фасовались по 5 кг и отправлялись по заказам… Слесарный цех занимался изготовлением рамок для пчеловодов; В швейном (тоже сезонном, зимнем) цехе мы втроем с работницами шили маски от пчел».

Так, рядом друг с другом, Александра Степановна и Валентин Павлович мирно жили и трудились долгие годы… Александра Степановна — ветеран труда, имеет множество почетных грамот… Под крышей ее дома и поныне звучит звонкий детский смех, ведь ее навещают дети, внуки и.. правнуки… Каждому она дарит частичку своего тепла, заботу, поддержку…

…На прощание со мной, Александра Степановна сказала: «Справедливыми будьте и добрыми, самое главное… Уважайте и любите друг друга!…»

Мы постараемся…

  • Ольга ДЕЙНЕГА.
  • Фото из архива семьи А.С.Бибичевой.

Плюсануть
Поделиться
Класснуть



Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники   Youtube   Youtube

Свежий номер — 22 сентября


Газета Старицкий Вестник

Рекламная пауза







Группа Правительства Тверской области в контакте

Всероссийская общественная премия за сохранение языкового многообразия

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости