Фев 6, 2021
st-vestnik

В поисках клада князя Андрея Старицкого

клад

Случилось это несколько лет тому назад… Мой школьный друг, известный старицкий краевед Александр Яковлевич Волнухин, страстно увлеченный историей нашей малой родины, однажды позвонил мне и сообщил: «А знаешь ли ты, что на родине твоей матери в селе Лыково, которое прежде называлось Кадишево, в 16 веке был монастырь. Это единственный монастырь, существовавший в то время в нашей округе. А из этого следует, что именно в нем, как подобает князю, и мог останавливаться Андрей Старицкий на Берновской земле, когда в 1537 году он шел из Старицы на Новгород. И именно в тех местах, как гласит предание, возможно и «зарыл он часть своего кошта», то есть закопал свой клад».

А вот теперь вернемся к предыстории — в те времена, когда в уездном старицком княжестве на княжении сидел Андрей Старицкий, младший сын Ивана III и Софьи Палеолог.

Андрей Старицкий был родоначальником ветви последних удельных князей в России, который пресекся с гибелью в 1563 году его сына, Владимира Старицкого, отравленного своим двоюродным братом Иваном Грозным.

После смерти великого князя Московского и всея Руси Василия III его вдова Елена Глинская правила за их малолетнего сына Ивана, который станет в будущем царем всея Руси.

Андрей Старицкий бил челом ей о прибавлении новых областей к его уделу. Ему отказали, но, по древнему обычаю, в память об усопшем дали щедрые дары из московской великокняжеской казны.

Власть — самое страшное испытание для человека, и вся мировая и российская история наполнена кровавыми примерами, когда ради власти брат восставал на брата, сын на отца. Мысли о своем царствовании на российском троне видно посещали и Андрея Старицкого. Этого же и боялась Елена Глинская. Сын еще мал, а противник в лице его дяди силен. А тут различные слухи, наговоры, взаимные обиды Елены Глинской и князя Андрея за недостаточное почтение еще более усугубили ситуацию. Выяснять досконально историю тех событий и их причины — дело ученых.

клад

Нам же интересно само развитие событий того времени. После серии интриг, сопровождавшихся дипломатической перепиской, Москва выдвинула на Старицкое княжество войска. В сохранившейся повести «Об поимании Андрея Старицкого», говорится о том, что спасаясь от надвигающейся опасности «того же лета (1537 года — прим. авт.) майя в 2, на принесение мощем святых праведных мучеников страстотерпцех боголюбивых князей руских Бориса и Глеба князь Ондрей Иванович пошол из своей отчины из Старици натерпевшись от своих великих обид, и бысть ему первой стан в Новогоржском уезди в Бернове в Васильеве селе Малого».

Отсюда он планировал двинуться на Новгород, потому, что новгородцы к его принятию были склонны. В своем пути на Новгород мятежный князь рассылал грамоты дворянам и детям боярским, призывая их под свои знамена, «чтобы овладеть Новгородом и всею Россиею, буде возможно».

Вот тут-то, в берновской земле и были спрятаны сокровища Андрея Старицкого. Тревожился князь Андрей за свое туманное будущее, так как не уверен он был в том, поддержат ли его новгородцы. И, «не зная, будет ли ему успех, а либо смерть от меча, схоронил тайно в Бернове часть своего кошта».

Судьба Андрея Старицкого завершилась трагически: не получив нужной поддержки и поддавшись на уговоры, он доверился честному слову Москвы и явился к Елене Глинской с покаянием. Но по прибытии в Москву его схватили и посадили в заточение на смерть. Были казнены все его ближние бояре, участники похода на Новгород… Никого из посвященных в тайну берновского клада в живых, скорее всего, не осталось.

А сокровища Андрея Старицкого до сих пор ждут своего находчика. Наверное, за прошедшие века было немало попыток отыскать этот клад, но он пока так никому и не открылся…

— А может не там ищут, — предположил Александр Яковлевич. И он выдвинул смелую гипотезу о том, что Берновский стан, этот не только Берново, а и его окрестности. Опять же упоминание о селе Васильеве. А ведь именно там находился Кадишевский монастырь. (Лыково (Кадишево) и Васильево расположены совсем рядом друг с другом и находятся в 10 верстах от Бернова).

клад

Возможно, это было слишком смелое заявление, но Александр Яковлевич всегда с большим увлечением открывал забытые страницы истории своего родного края. Делом всей его жизни стала история рода семьи вице-адмирала В.А.Корнилова. Именно он многое сделал для сохранения памяти о нашем великом земляке: создал музей, провел огромную исследовательскую работу по поиску материалов о В.А.Корнилове и его семье, нашел многих потомков этого славного рода.

А сколько сделано им открытий об известных людях, живших на старицкой земле и принесших своими трудами и подвигами большую пользу для нашего Отечества. Он изучил досконально историю своей малой родины, начиная с далекого прошлого до наших дней. А.Я.Волнухин знал обо всех дворянских помещичьих усадьбах в округе и рассказывал много интересного об их владельцах. Приходится только очень горько сожалеть, что не все его просто энциклопедические знания о родной земле стали всеобщим достоянием. Не успел написать о многом, что знал и помнил… Жизнь его оборвалась внезапно.

Радость при открытии потерянного во времени исторического факта, события, забытого имени, нового музейного экспоната для своего любимого корниловского музея всегда бурлила и переполняла его. Он спешил поделиться ею со своими близкими, друзьями-единомышленниками. Каждое новое открытие забытых страниц истории доставляло ему большое удовлетворение от того, что он смог это сделать.

Вот и теперь, не откладывая на потом, он тут же предложил: «Завтра же едем осматривать окрестности Лыкова». И в первых числах мая мы совершили поездку в село Лыково (прежде Кадишево), где когда-то жила моя мама. Здесь она родилась, здесь прошли ее детские и юные годы, пришедшие на суровое военное время. Здесь на местном кладбище лежат среди других наших предков ее родители Александр и Мария, наши прадеды — родители бабушки Марьи — Евдоким и Евдокия. Они, как рассказывала нам мама, всю жизнь «работали землю».

Сегодня это уже угасшая деревенька. Ее постигла судьба многих сотен российских деревень. Простояв несколько веков, из-за налетевших на нашу страну ветров перестройки Лыково постепенно опустело и сегодня в ней осталось всего несколько заброшенных маленьких избенок в два-три окошка. Мы зашли в одну из них, так как входная дверь была не заперта. Небольшие сенцы, темные потолки, деревянные стены. Разрушающаяся русская печь… В углу остов деревянной кровати, божница без икон… Грустное зрелище умирающего дома.

На краю деревни один из домов имел вполне жилой вид. Возле него стоял крутой внедорожник. Как мы узнали позже, эти земли приобрел один из москвичей, чтобы развести свое фермерское хозяйство. Очевидно, в этом доме и жили новоявленные хозяева Лыкова. Но и этот дом не менял картину общего запустения деревни. С грустью в этот светлый майский день смотрели мы на ямы, затянутые прошлогодним бурьяном на местах жилых домов и хозяйственных построек, на заброшенные сады, оставшиеся на прежних деревенских усадьбах. Посреди деревни на задворках, ближе к реке Теше, увидели странный обьект-недострой большого хозяйственного строения (как выяснилось потом, это была попытка возвести его из разобранных деревенских изб).

Тишина такая, что отчетливо слышны были трели жаворонков в небе под теплыми солнечными лучами. Вдоль деревенской улицы зеленели высоко в небо поднявшие свои кроны старые березы, дуплистые ивы, тополя с свежими клейкими листочками. И повсюду уже начинали расцветать заросшие сады…

На другом берегу речки Нашиги виднеется деревня Михайлово, а справа Васильево, в которых еще теплится какая-то жизнь (есть там несколько местных жителей, а больше наезжают дачники).

Нахлынули воспоминания из далекого моего детства… Когда-то 6-7 летней девочкой я с мамой приходила в гости к бабушке Насте (маминой тете), жившей на краю Лыкова, на высоком косогоре над Тешей. Ярко врезались в память тот летний теплый день, необычная щеколда на веревочке на входной двери в дом бабы Насти, ее добрые участливые глаза и высокий берег Теши с уходящей вниз на брод широко разъезженной дорогой.

По рассказам мамы, на этой речке проводила она вместе с другими деревенскими ребятишками почти все время с ранней весны и до поздней осени. В чистой воде Теши ловили раков, и мы удивлялись потом, когда приносили ей раков, наловленных в речке нашего детства – Тьме, как она умеет ловко их разделывать. Там же они ловили рыбу и, потихоньку стащив у родителей сковородку и несколько куриных яиц, жарили тут же на речке из наловленных мальков и принесенных яиц вкуснейшую яичницу.

От воспоминаний меня оторвал Александр Яковлевич.

— Я думаю, — сказал он, — что монастырь мог стоять в этом месте. Видишь, излучина на речке и опять же высокий холм, удобное месторасположение. Ах, как хочется хоть что-нибудь найти, чтобы подтвердить, что именно здесь был монастырь.

Не знаю, что больше его интересовало как исследователя: неоткрытый клад Андрея Старицкого или подтверждение факта наличия монастыря в этом месте.

клад

В писцовых книгах XVI века сохранилась запись о существовавшем здесь монастыре почти пять веков тому назад. Находился он неподалеку от Васильева — в селе Кадишеве (с XIX века дано новое название — Лыково). Там был церковный причт, 10 келий, в которых жили нищие, и церковь Николая Чудотворца «древен клетцки», то есть построенная клетью — простым прямоугольным срубом из положенных друг на друга бревен, так же, как строились жилища простых людей. Клецкая форма храмов была первоначальной формой храмов в России.

Судя по записи в писцовой книге, Кадишевский монастырь был известен в те далекие времена. И практически так мало знаем мы о нем сегодня: кем основан, сколько просуществовал, почему был закрыт? Ответы на эти вопросы были бы интересны для многих, кому не безразлична родная история.

Очень заинтересовал этот монастырь и нас с Александром Яковлевичем.

-Так, — решил он, — приедем сюда снова с моими знакомыми ребятами. У них есть металлоискатель. Может хоть крестик какой найдем или еще что-нибудь. Вот тогда и определим местоположение монастыря.

Конечно, как историк-краевед он знал, что на изыскательные работы нужно особое разрешение, но просто попытаться хоть что-нибудь выяснить о существовавшем здесь монастыре, ему очень хотелось. Я думаю, что металлоискателем обнаружилось бы много металла в этой земле, которая во время Великой Отечественной войны в 1941 году была целых два месяца линией фронта. А вдруг бы нашелся и какой-то артефакт из далекого прошлого этого места?

И вот, спустя неделю, мы снова в Лыкове. Вместе с нами еще на одной машине приехали два помощника А.Я.Волнухина.

Не успев выйти из своих машин, мы тут же увидели, как из фермерского дома вышли и направились к нам женщина средних лет, видно, хозяйка этого дома, и трое детей подросткового возраста от 12 до 15 лет. Фермерша очень настороженно и недружелюбно спросила о том, зачем мы приехали. Александр Яковлевич пытался спокойно объяснить, что это родина моих предков, что нас интересует история этого села, что здесь когда-то был монастырь и мы приехали осмотреть эти места. В ответ услышали: «Нечего здесь смотреть и нечего здесь искать. Эта наша частная территория. Уезжайте, а то позвоним куда следует». Сказав это, женщина пошла обратно к своему дому, оставив сына-подростка наблюдать за нами. Он спокойно уселся рядом на пенечке и стал прислушиваться к нашим разговорам.

Отойдя от него, мы побродили по деревне и территории к ней прилегающей и приняли решение, что ничего с таким категоричным настроем новых хозяев мы искать здесь не сможем.

Машина с помощниками уехала, а я еще раз решила пройти по деревне — исконной земле материнского рода. Подойдя к дому фермеров, где меня громким лаем встретила огромная кавказская овчарка, я увидела в загоне коней и сфотографировала их. Уж очень они были хороши! Хозяйка, завидев меня около своего дома, вышла на крыльцо и недвусмысленно произнесла: «У нашей собаки цепь плохая. Она и сорваться может». Тем самым дала она понять, чтобы убирались мы поскорее отсюда.

Что я чувствовала в душе в те минуты, сложно описать однозначно. С одной стороны, было понятно, что фермеры увидели в нас угрозу их мирку. Живут они отдельно, пришлые, москвичи. Вот и опасались они за свой дом, хозяйство. И местные жители их не принимали по понятным причинам: разорили ведь они деревню, разобрали многие опустевшие дома, а настоящее хозяйство создать не получается: слишком самонадеянны, а опыта жить на земле не хватает. Об этом мы узнали позже, побеседовав с одним из старожилов соседней деревни Васильево.

И все-таки было горько и обидно: вот она, родная отчина, и нет у тебя даже права пройти по ней. Ведь это та же земля, то же небо над ней, та же речка Теша… И все это объединяло нас с жившими здесь когда-то нашими предками. Здесь, именно здесь рождались и всю жизнь трудились многие поколения материнского рода, здесь они радовались и печалились, здесь переживали вместе со всем русским народом войны, революции и другие все великие и малые события российской истории. Здесь заканчивался их земной путь, и совсем рядом на местном кладбище, видневшемся невдалеке за деревней, находили они свой вечный покой… Но пришли на эту землю новые хозяева, совершенно равнодушные к прошлому этой деревни, к прежней жизни ее длиною в несколько веков.

клвд

С этими невеселыми мыслями мы и отправились в обратный путь.

Зная неуемный характер А.Я. Волнухина как исследователя, вполне можно предположить, что он еще смог бы найти, «раскопать» в архивах какие-то новые сведения о Кадишевском монастыре. Возможно, даже организовал бы научную экспедицию для изучения этого памятного места, но сейчас не открытая до конца история этого монастыря ждет своих новых исследователей-краеведов.

И клад князя Андрея Старицкого по-прежнему продолжает хранить свою тайну…

Людмила ПАНОВА.

 

 


Плюсануть
Поделиться
Класснуть
  • Николай Минин

    Интересно прежнее название населённого пункта — Кадишево, «где в 16 веке был монастырь». См.: «Кадиш (ивр. ‏קדיש‏‎ «святой») — молитва в иудаизме, прославляющая святость имени Бога и Его могущества и выражающая стремление к конечному избавлению и спасению».
    Мне думается, что «обрести путь ко спасению — это и значит отыскать подлинный клад». Потому-то и привели к этому древнему «камню веры» (см. фото) неисповедимые Пути Господни известного старицкого краеведа Александра Яковлевича Волнухина. И здесь он оказался великим! Светлая ему память и ныне, и присно, и во веки веков!
    Спасибо автору за этот удивительный рассказ, наполненный прямо-таки мистическим смыслом.
    P. S. Но это, конечно, замечание в порядке оч-чень смелой гипотезы.

Комментарии для сайта Cackle

Камеры города Старица


Нацпроектор

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники   Youtube   Youtube   Твиттер

Свежий номер от 26 февраля


Свежий номер газеты

Рекламная пауза










Группа Правительства Тверской области в контакте

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости