Янв 6, 2019
st-vestnik

И стоят обелиски на спасённой земле…

И стоят обелиски на спасенной земле…

Так уж сложилось в современной истории нашего города, что 1 января старичане отмечают сразу два праздника — наступление Нового года и освобождение города от фашистских захватчиков. Накануне этого дня в торжественном шествии горожане возлагают цветы к братским могилам воинов, отдают дань памяти и скорби тем, кто навечно остался в старицкой земле…

С каждым годом все меньше становится участников и свидетелей военного лихолетья. И нам, потомкам, остаются только воспоминания очевидцев, исторические документы и обелиски, стоящие в русских селах.

Осенью 1941 года на московском направлении сложилась напряженная, меняющаяся каждый час обстановка. Стремительное продвижение немецких войск и плохая связь вносили сумятицу и нервозность в командование нашими частями.

Старица и Старицкий район попали в полосу военных действий после начавшейся 2 октября 1941 г. немецкой наступательной операции «Тайфун».

7 октября в районе Вязьмы были окружены армии левого крыла Западного фронта. Армии правого крыла — 22-я, 29-я, 30-я, и 31-я — стали отступать на рубеж Осташков — Ржев. Между советскими войсками образовался разрыв в 80 километров, а на московском и калининском направлениях не оказалось регулярных войск.

Чтобы не допустить прорыва противника на стыке 29-й и 30-й армий, 1-я отдельная мотострелковая бригада 29-й армии получила задачу занять оборону на рубеже городов Ржев, Зубцов, Погорелое Городище. Личный состав 1-ой отдельной мотострелковой бригады — солдаты и офицеры — был сформирован из войск НКВД. В начале октября на рубеже Западная Двина — Нелидово они, ежедневно отражая от двух до пяти жестоких танковых атак противника, не допустили окружения 29-й армии. Понеся большие потери, мотострелковая бригада физически не могла прикрыть образовавшийся огромный разрыв между 29-й и 30-й армиями, а стремительное наступление противника определило и наш отход.

11 октября гитлеровцы заняли Зубцов и Погорелое Городище. Вечером этого же дня Старица была обстреляна пулеметно-автоматным огнем немецкой пехоты, продвигавшейся от Зубцова на Калинин.

12 октября немецкие дивизии 41-го моторизованного корпуса 9-й армии Штрауса и 3-й танковой группы Гота после сильной авиационной и артиллерийской подготовки прорвали нашу оборону, начали стремительное продвижение по правому берегу Волги на Старицу и Калинин и 13 октября вышли на шоссе Старица — Калинин.

12 октября колонна 1-го мотострелкового полка двигалась параллельно моторизованным колоннам противника по правому берегу реки Волга и в ночь на 13 октября переправилась на левый берег вброд у деревни Дягунино южнее Старицы. Вероятно, эта бригада была первой частью, которая пыталась организовать оборону нашего города.

Старица была занята фашистами 12 октября 1941 года в 17.00 часов. Насколько стремительно развивались события, говорит тот факт, что штаб 29-й армии в 10 часов вечера 12 октября не знал о захвате города.

Из рассекреченных в последнее время военных архивов можно сделать вывод, что 12 октября вечером гитлеровцами был занят не весь город, а его восточная часть на правом берегу Волги и некоторые кварталы юго-восточной части города. В донесении командира артиллерийского подразделения 246-й стрелковой дивизии (сд) сообщается, что 12 октября в 18.15 часов машины с бойцами и пехота при переправе через мост на правом берегу Волги были обстреляны ураганным пулеметно-артиллерийским огнем противника. Бойцы стали поодиночке перебегать на юго-западную окраину города, прятались за домами и в лощине на левом берегу, где часть бойцов и пропала.

Утром 13 октября летчики Семенов и Хлусович вылетели на разведку противника. В районе Зубцова по уцелевшему волжскому мосту густо шли немецкие войска. Часть из них направлялась на Старицу, другие входили с востока в Ржев. Возвращаясь на аэродром, летчики увидели охваченную пожарами Старицу. Над городом кружили несколько «юнкерсов».

Утром или в первой половине дня 13 октября в Старицу прибыли 174-й стрелковый полк (сп) и 628-й сп. 14 октября в районе Старицы сосредоточились также 243-я и 246-я сд, которым несколькими днями раньше приказано было срочно на автотранспорте направиться на железнодорожные станции Старица и Высокое для переброски в Москву. Но так как из Москвы транспорт не прибыл, эти дивизии остались на калининском направлении.

О ситуации, которая к этому времени сложилась в районе города, известно из донесения комбрига 1-й мотострелковой бригады А.Н.Рыжкова: «…с утра 13 октября авиадесанты противника через каждые полтора-два часа по 16 самолетов четырехмоторных разгружаются севернее Старица. Из района Сычевка, Зубцов, Пог. Городище, Минино в район Старица автотранспортом перебрасываются войска. Мотобригада ведет напряженный бой западнее Старица. Авиация противника группами до десяти самолетов систематически бомбит дорогу на участке Кореничено-Старица».

Таким образом, 13 октября дорога Старица — Ржев, если не вся, то на участке Кореничено — Старица находилась в руках советских войск. В Ржеве еще оборонялся один стрелковый полк 174-й сд и разрозненные отдельные части. Утром этого дня немецкие войска вышли к Даниловскому и находились в 7 км от Калинина.

В полдень 13 октября в Старице были выброшены парашютисты противника, которые взорвали мост и рассеялись. Два дня мотобригада штурмовала немецкий воздушный десант, но безуспешно.

Отходившие советские войска оказались зажатыми между немецкими войсками, наступавшими к Старице — Калинину с юга, и наступавшими с запада со стороны Андриаполя и Нелидова. Пути отхода из Ржева по правому берегу Волги советским войскам были закрыты. Чтобы избежать окружения армий правого крыла Западного фронта, 13 октября в 15.30 был подписан приказ оставить Ржев, переправиться через Волгу западнее города и сосредоточиться в районе Старицы. Отход частей 29-й армии вести ускоренным темпом по 60-70 км в сутки. К исходу дня 14 октября войскам приказано сосредоточиться в районе Старица и обороняться на западном берегу реки Волга и на юг до реки Старица.

Начались бои за возвращение города. Приказом командующего 29-й армии 14 октября все части, оперирующие в районе Старица, были подчинены командиру 174-й сд полковнику П.Ф.Ильиных. Им ставилась задача «уничтожить противника, прорвавшегося в районе Старица, и перейти к обороне по левому берегу реки Волга на участке Молоково, Холохольня». Из оперсводок и донесений штаба 174-й сд известно, что 15-16 октября западнее Бороздино, Большое и Малое Коньково велись наступательные бои с целью овладения Старицей.

14 октября сложилась опасная обстановка в районе Калинина — немецкие войска заняли окраины города. 15 октября командующий калининской группой войск генерал-полковник И.С.Конев издал приказ, в котором 29-й армии, сосредоточившейся у Старицы, предписывалось, используя все переправочные средства армии, а также местные переправочные средства, переправиться на правый берег Волги с целью перерезать Старицкое шоссе, выйти в тыл противника и прекратить подход немецких войск к Калинину. Но этот приказ не был выполнен.

17 октября переправиться удалось только одному 914-му стрелковому полку (сп) 246-й сд, который после этого маневра пошел по правому берегу реки параллельно немецким войскам, идущим по Старицкому шоссе к областному центру. 16 октября Калинин был захвачен, и часть немецких войск была направлена в сторону Торжка. 29-й армии было приказано срочно выдвинуться на западную окраину Калинина и перекрыть дорогу на Торжок.

С отходом 29-й армии активные боевые действия в районе Старица, которые продолжались с 12 октября по 18 октября 1941 года были прекращены.

Оборонительные бои в районе города вели части и соединения 29-й армии: 1-я особая мотострелковая бригада, 174-я сд, отдельные артиллерийские части (подразделения 360-го гаубичного артиллерийского полка), недолго при отходе части 119-й, 243-й, 246-й сд.

Быстро развивающиеся события не позволили организовать классическую оборону Старицы. Переброшенные к городу части лишь на некоторое время замедлили проникновение немецких войск на левый берег Волги и их продвижение к Торжку.

1-я мотострелковая бригада с тяжелыми боями отходила вдоль левого берега реки Волга. 16 октября подошла к реке Тьма недалеко от впадения ее в Волгу и заняла позиции. Противник в полосе бригады несколько раз пытался прорваться на Торжок, но все атаки были отбиты и он перешел к обороне. В начале декабря 1941 года бригада была переименована в 247-ю сд.

Во второй половине октября войска Калининского фронта, который был образован 17 октября под командованием И. С. Конева, остановили наступление противника и 5 декабря перешли в наступление. Ведя тяжелые бои за каждый населенный пункт, советские войска в новогоднюю ночь 1942 года подошли к Старице с нескольких направлений.

247-я дивизия в составе 31-й армии, освободив Емельяново, Панафидино, Юрьевское, Саначино, Льгово 31 декабря подошла к Старице со стороны деревень Старо-Ямская и Ново-Ямская.

Параллельно 247-й сд с правой стороны дороги Старица — Калинин и по левой стороне Волги с тяжелыми боями наступала Уральская 375-я сд. Рядом с ней шла 252-я сд.

Зимой 1941 года немецкие части остервенело обороняли возведенные за период короткой оккупации опорные пункты, особенно села, леса, высоты, между которыми для связи высылались лыжные отряды. Сплошной линии обороны не было. Части и подразделения 375-й сд стали применять тактику обхода, заходить во фланги и тыл противника. Местные жители оказывали посильную помощь. Хорошо зная местность, они проводили войска лесными тропами по труднопроходимым лесам и заснеженными дорогами. Все это способствовало быстрому продвижению наступающих войск.

В результате на многих участках удалось отрезать пути отхода немцев. Под натиском уральцев гитлеровцы бросали танки, автомашины, оставляли на поле боя сотни убитых и обмороженных солдат.

25 декабря в 247-ю дивизию прибыл полковой комиссар И.Ф.Иванцов, который в первых рядах наступавших ворвался в город и 1 января 1942 года водрузил красный флаг над зданием средней школы (ныне здание колледжа).

После освобождения деревень Холохольня, Дубровка, Новое, Иванищи и др. 375-я и 252-я дивизии вошли в город с северо-востока и севера, со стороны монастыря и улицы Половинкой.

1 января 1942 г. командующий 29-й армией генерал Масленников издал приказ, в котором говорилось: « За храбрость, за мужество и умение действовать в борьбе за освобождение города Старица объявляю благодарность бойцам, командирам и политработникам 252-й и 375-й стрелковых дивизий».

В этот же день в армейской газете «На врага» было напечатано воззвание Военного Совета 31-й армии: «1 января после горячего и напряженного боя героические части товарища Тарасова (247-й сд — прим. автора) заняли старинный русский город — Старицу. Слава бойцам, командирам и политработникам, борющимся за честь, свободу и независимость нашей Великой Отчизны. Вперед на Запад, к новым победам!»

3 января 247-я дивизия, передав город 375-й дивизии, получила новый приказ и в упорных боях освободила большое количество населенных пунктов на правой стороне Волги.

После Старицы 375-я сд, уже в составе 30-й армии, которой командовал генерал-майор Д.Д.Лелюшенко, освобождая деревни вдоль шоссе Старица-Ржев, успешно наступала по левому берегу Волги. Летом и осенью 1942 года прорвала три сильно укрепленных линии обороны севернее Ржева, освободила четыре квартала этого города, вселяя ужас и панику в ряды противника. Немецкий солдат Гельмут Берг в письме домой написал: «Перед нами опять появились уральские черти. Мы хорошо знаем их по прежним боям. Они сумасшедшие, упорные, сражаются даже тогда, когда тяжело ранены».

Член Военного совета Калининского фронта, выражая мнение высшего командного состава, писал: «Бойцы-уральцы по всему фронту пользуются заслуженной славой беззаветных, храбрых и мужественных людей. Они крепки в бою, как уральские самоцветы».

В начале января 1942 года в освобожденную Старицу приехал военный корреспондент газеты «Правда» А. Фадеев. Проезжая по военной дороге, он видел на месте деревень «остовы печей да заиндевевшие трубы над снежными полями». «В развалинах древних церквей и новых фабрик, зияя выбитыми окнами домов…стоят старинные русские города». Гнетущее впечатление на него произвел наш город: «Но гнуснее всего эти титулованные и нетитулованные подлецы поступили с городом Старицей. Древний русский город Старица… город, славившийся своим монастырем — памятником русского зодчества, город, расположенный по двум сторонам верховья Волги, необычный по красоте своей, — разрушен и сожжен немцами почти целиком».

  • Нам победа досталась
  • Дорогою ценой.
  • Те, что больше не встали,
  • Стали русской землей.
  • …………………….
  • И стоят обелиски
  • В каждом русском селе.

И память, благодарная память потомков и юного поколения, для которых Великая Отечественная война должна олицетворяться не только фотографиями воевавших на фронтах и трудившихся в тылу предков. Они должны знать о героизме, бесстрашии, самопожертвовании воевавших на фронтах, о тяжелом, непосильном труде женщин и их сверстников в тылу  вожидании коротких весточек с фронта.

В декабре 1971 года, накануне 30-летия освобождения города от немецко-фашистских захватчиков, на заседании исполкома городского совета было принято решение о присвоении звания «Почетный гражданин города» ветеранам 247-й стрелковой дивизии, отличившимся в боях за освобождение города: бывшему командиру 916 стрелкового полка Герою Советского Союза генерал-майору В.С.Антонову, бывшему командиру 247-й сд генерал-майору С.П.Тарасову, бывшему начальнику политотдела 247-й сд генерал-майору А.К.Плотникову, бывшему командиру 909-го сп полковнику С.С.Галдину.

Ольга АЛЕКСАНДРОВА.

 


Плюсануть
Поделиться
Класснуть
  • Кутаков Алексей Сергеевич

    Уважаемый автор, спасибо за вашу статью. Сохранение памяти об освобождении города это важная задача. Хотел бы указать на спорные моменты вашего повествования:

    1) Вы пишите: «12 октября немецкие дивизии 41-го моторизованного корпуса 9-й армии Штрауса и 3-й танковой группы Гота после сильной авиационной и артиллерийской подготовки прорвали нашу оборону». В каком районе ржевско-зубцовского направления, по вашим данным, на 12 октября сохранялась «наша оборона»? По имеющейся у меня и в архивах информации, после окружения под Вязьмой, от Ржева до Можайска обороны не существовало. Вспомните хотя бы телеграмму Сталина генерал-лейтенанту Лукину со словами «Из-за неприхода окруженных войск к Москве Москву защищать некем и нечем. Повторяю, некем и нечем»
    2) Очень много вопросов вызывают приведенные вами данные по обороне города. Во-первых, упомянутые вами части на 10-15 октября имели: 628 с.п. 28 человек личного состава (это по сути – взвод), 1 мотострелковая бригада по разным донесениям от 170 до 400 человек, растянутых от Молодого Туда до Старицы. Эти «номера» на тот момент не могли являться боевыми частями. Донесение А.Н.Рыжкова, на которое вы ссылаетесь, было написано 19 октября в Калинине, следует с осторожностью относиться к его объективности, учитывая острую для него необходимость объяснения невыполнения приказа Конева о контрударе. 174 дивизия – аналогично, уже на 9 октября имела менее 400 бойцов, и 13 октября отходила по старой дороге на Торжок, через Луковниково, мимо старицы, у нас был только зенитный дивизионе этой дивизии. С исторической точки зрения информация об ОБОРОНЕ Старицы как минимум очень спорна – скорее всего, город был оставлен без боя. Стычки с отступающими частями не являлись обороной города. Да, и упомянутые вами воздушные десанты почему-то не подтверждаются ни одним из немецких источников…

  • Кутаков Алексей Сергеевич

    3) Вы написали про переправу 914-го стрелкового полка 246-й сд. Хотелось бы уточнить, что успел переправиться только один батальон полка, который был в течении суток полностью уничтожен, так как не имел при себе вообще никаких средств борьбы с танками противника. Материалы расследования этого дела есть в ЦАМО.
    4) В заключение, не совсем корректно описан боевой путь 375 сд. Вы пишите про ее «уральский» характер, но еще в декабре 1941 года при захвате деревни Щитниково дивизия понесла потери в 3500 человек, при списочном составе в 4200 на момент начала Калининской операции 6 декабря. Можно сказать с уверенностью, что из первоначального уральского состава дивизии к 1942 году в районе Ржева воевал и единицы. Вы упоминаете про широкое применение обходов, захода в тыл. Это не подтверждается ни воспоминаниями бойцов, ни журналами боевых действий. Обход дивизия применила один раз – в бою за деревню Буконтово 22 декабря 1941 года. Остальные деревни нашего районы в декабре 1941 года освобождались лобовыми атаками, и это не только про 375 сд. Иваниши, Холохольня, Щитниково, Сидорово, Высокое, Климово, Чухино… С максимальными потерями для наступавших по глубокому снегу, без отдыха, без артиллерийской и минометной поддержки, без танков, под пулеметным огнем. Масштаб потерь потрясает – например, за Чухино – 800 советских солдат на 8 немцев.

    Именно это способствовала, по вашему выражению, «быстрому продвижению наступающих войск». И наш исторический долг состоит в том, чтобы помнить и об этом аспекте истории тоже. Именно их жертвы спасли наш город от долгих позиционных боев, как было во Ржеве. Именно они, простые солдаты, и не «политруки и командиры», сделали так что наши предки остались живы, а мы сейчас имеем возможность жить.

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники   Youtube   Youtube   Твиттер

Свежий номер — 22 марта

Газета Старицкий Вестник

Рекламная пауза




Группа Правительства Тверской области в контакте

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости