Дек 21, 2014
st-vestnik

Мы — дети войны

9 Мая — великий праздник, когда мы отмечаем День Победы над фашизмом. Только в моем сознании две картинки упорно не сливаются в единый образ радости и торжества.

Парады Победы на Красной площади в Москве — с июньского парада 1945 года до наших дней — это торжественные действа, вызывающие множество чувств: радость, гордость, счастье, печаль, уверенность в будущем. Это ежегодные праздники, которые любим, ждем и отмечаем с родными, друзьями, соседями. Но, когда остаюсь одна, в памяти возникают картинки из прошлого.

9 мая 1945 года… Женщины сидят на бревнах, ждут, когда бригадир тетя Нюша зазвонит на работу после обеда. К ним со стороны Романова (там был телефон), почти бегом, прихрамывая, приближается местный фельдшер Константин Яковлевич и еще издали кричит: «Товарищи! Победа! Война закончилась!!!»

Какое-то время тишина (даже мы, дети, крутившиеся около своих мамок, затихли), растерянные улыбки и… плач, перешедший в вой. Это выли женщины, которые все (все кроме троих) уже получили похоронки, им некого было больше ждать, они потеряли всё: близких, жилье, имущество (немцы, отступая, сожгли деревню дотла). На работу после обеда бригадир разрешила не выходить.

Я хорошо помню, как отмечали День Победы в 45-ом 46-ом, 47-ом годах. В эти дни работали только до обеда. На улице под березами женщины сооружали из досок стол, 3-4 женщины готовили угощение: варили картошку и мясо. С удивительным постоянством происходили несчастные случаи с колхозными быками: подавился картофелем; сломал ногу, провалившись в силосную яму; обессилел, пока его не нашли, утонувшего в болоте. Эти версии придумывались, чтобы доказать, что не было расхищения колхозной собственности. Мы, ребятишки, наедались мяса до отвала, но радости не было. Женщины, постоянно плакали, кто-то затягивал любимую «Что стоишь качаясь…», «Коробушка», «Когда б имел златые горы…», кто-то звенящим от слез голосом пел:

  • Вот и кончилась война,
  • Я осталася одна,
  • Я и лошадь, я и бык,
  • Я и баба, и мужик.

Запомнился разговор нашего бригадира Анны Андреевны Деминой, женщины грамотной, смелой в суждениях, с фронтовиком из соседней деревни, забредшим на праздник. Он кичился наградами на гимнастерке и пренебрежительно оценивал роль женщин: мол, сидели в тылу, не смогли затушить свои дома, когда немцы, убегая, их подожгли. Тетя Нюша отвечала (была и ненормативная лексика): «Что же вы, герои, так бежали, что привели немцев к самой Москве? В тылу нам не было сладко, к нам не приезжала походная кухня, не наливали нам 100 походных грамм, и спали мы по 4-5 часов в сутки».

Все праздники отмечались одинаково, только в 46-ом и 47-ом было больше отчаяния, безысходности в настроении солдатских вдов и подрастающих девушек, ведь юноши в колхозе не оставались, а после службы в армии оседали в городах или шли работать в МТС (государственное предприятие). Таяли надежды, что жизнь станет легче.

Сказать, что жизнь солдатских вдов и подрастающих детей войны была тяжелой, не сказать ничего. Жилье — амбарчик 3 на 4, привезенный из-под Родни, где деревни не были сожжены. Зимой стены покрывались инеем, дров было мало, округа безлесная, в государственном лесу «Коровино» не разрешали брать даже сушняк. Работа с мая по октябрь по 15 часов в колхозе и далее в домашнем хозяйстве, за счет которого и существовали, так как в колхозе работали за трудодни — «палочки», за которые предполагались натуральная оплата. Она была ничтожно малой или вообще отсутствовала. Нужны были хоть какие-то деньги: уплатить налог за приусадебный участок и имеющийся скот, купить мыла, спичек, соли, одеть, обуть, отправить в школу детей.

Женщины наши все перенесли: войну, разруху, обманы, беды, потери. Устояли, не сломались лишь потому, что хотели для детей и будущих внуков выбрать путь полегче.

И уже в наши дни после развала колхозов одиноких женщин (это уже дети войны), поднимавших деревню, предали еще раз. Живут они в обезлюдевших деревнях, всеми забытые, и за свои огромные заслуги имеют почетные грамоты, алые вымпелы и… мизерную пенсию.

Чем дальше в прошлое уходят тяжелейшие 40-е и 50-е годы ХХ века, тем схематичнее и упрощеннее формируется у молодежи представление о причинах победы СССР в Великой Отечественной войне и причинах выживания и возрождения нашей страны.

На митингах, посвященных празднику Победы, юноши с чьих-то слов говорят ветеранам слова благодарности: «Спасибо, вы спасли мир…». Все так, никто не оспаривает этого. Упоминается и заслуга тех, кто погиб, а их гораздо больше, чем тех, кто выжил. И совсем несправедливо, что роль женщин, обеспечивших в большей степени нужды фронта, и давших нашим солдатам возможность победить, обозначена избитыми клише «…и благодаря труженикам тыла».

Да, они ковали Победу (опять избитая фраза). Но подвиг их гораздо весомее: они сохранили генофонд нации, страны. Без мужей растили детей — родных и часто сирот-родственников, не отдавая их в детдома, воспитали чувство долга, трудолюбие, уважительное отношение к людям, сострадание к нуждающимся. Они создали основу для возрождения страны. Я из поколения детей войны. Мой отец, Николай Иванович Шарапов, погиб под Москвой в октябре 1941 года. В похоронке было указано место захоронения: деревня Деньково Новопетровского района Московской области, теперь это Истринский район. Огромное захоронение, ухоженное, но записано только 96 фамилий. Старожил, хорошо помнивший всю трагедию тех дней (ему было тогда 13 лет), сказал, что похоронено здесь более пяти тысяч человек. В администрации деревни мне ничего конкретного не смогли рассказать, так что фраза: «Никто не забыт, ничто не забыто» — не всегда отражает действительность нашей жизни.

Мать, Пелагея Павловна Шарапова, растила нас, двоих детей, пережила весь ужас жизни на оккупированной и разоренной территории, работала по 20 часов в сутки, умудрялась помимо работы в колхозе и домашнем хозяйстве еще шить немудрящие обновки для соседок. Умерла она молодой и очень боялась, что я повторю ее трудную судьбу.

Мне страстно хочется верить в бессмертие души. Тогда бы моя мамочка успокоилась. Я выучилась, получила профессию. Вышла замуж за хорошего человека. 36 лет прожила со свекровью (тоже солдатской вдовой), которая во всем мне помогала, относилась как к родной дочери. Вырастила дочь, имею внучку, и их жизнь и моя вполне благополучны.

Мне везло на хороших людей: у меня были прекрасные соседи и коллеги по работе. Особенно же мне повезло в дружбе. Уже 60 лет дружу с Людмилой Николаевной Коптевой, мы больше чем подруги, почти сестры. Более близкого человека у меня нет. Члены моей семьи меня любят, берегут, но они люди другого поколения часто с другими взглядами на жизнь. А с моей любимой Люсенькой мы единодушны в отношении к жизни. Сейчас мы живем в разных городах, лично встречаемся не слишком часто, зато по телефону разговариваем сколько душе угодно, абсолютно на все темы. Мы отлично понимаем друг друга потому, что получили одинаковое воспитание от своих мам — солдатских вдов, очень хотевших для нас более счастливой доли.

Светлая им память…

Нина ЗАХАРКИНА (ШАРАПОВА).


Плюсануть
Поделиться
Класснуть

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники   Youtube   Youtube   Твиттер

Свежий номер — 23 августа

Газета Старицкий Вестник

Рекламная пауза

Территориальная избирательная комиссия Старицкого района — www.staritskiytik.izbirkom69.ru





Группа Правительства Тверской области в контакте

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости