Ноя 22, 2020
st-vestnik

Найда

Найда

День начался так сказочно: бабушка Василиса надела на Варьку новое, сшитое мамой голубое гипюровое платьице, напомнив, что сшито оно для Вари специально в честь большого праздника, который называется Пасха, и чтоб она его не порвала и не испачкала. Варька покивала головой в знак согласия, а про себя решила, что будет его беречь, как «зеницу ока», как часто говорила домашним мама, уходя на работу, по поводу самой Вари.

Платье действительно было необыкновенно красивое, прямо-таки сказочное, как у принцессы. Варька повертелась перед низким окном кухни, в котором было видно ее отражение, и зажмурила глаза от счастья и радости.

Побродив по двору, она обрадовалась подувшему ветру и, раскинув руки, побежала ему навстречу. Она так делала всегда, надеясь и веря, что однажды ветер подхватит ее, и она взлетит вверх и полетит, как ей часто снится. Потом она полюбовалась на жука, проворно бежавшего между травинок. Потрогать его не решилась, помня, как противно пахли ее руки, когда она потрогала этого черного жука в прошлую встречу. Поэтому она только долго смотрела, как он быстро перебирал лапками, торопясь по своим букашкиным делам. И тут она окончательно пришла к мысли, что уж, если она сегодня такая нарядная, то непременно сбудется ее давняя мечта: она попросит тетиного мужа Алексея, когда он станет подбрасывать своих девочек кверху, а потом ловить их радостно смеющихся, чтоб и ее, Варьку, тоже подбросил вверх хотя бы один разок.

Она прошла в тетин двор, благо они жили в одном доме: дедушка, бабушка, мама и Варька занимали в этом доме одну комнату, а в трех комнатах жили тетя, ее муж Алексей и их девочки Зина с Ниной. Перед приступками Варька увидела большие калоши, они были в грязи. Варя живо сообразила, чьи это калоши. Она тут же мигом сбегала в свой двор, принесла сохнувшую на колышке тряпку, которой бабушка вытирала по утрам запотевшие окна, и стала старательно отчищать калоши от грязи, решив, что Алексею понравится, что калоши стали чистыми. Она так старалась, что не услышала щелчка отодвигаемой щеколды.

— Варька, ты зачем калоши мои взяла? Поставь на место, а то скажу деду, что опять баловством занимаешься!

Варька бегом поставила уже чистые калоши на приступки и вопросительно глянула, надеясь на похвалу. Но ее не последовало. Он не заметил Варькиного старания, потому что на крыльцо выскочили с визгом и смехом Зина с Ниной и, повиснув у Алексея на руках, стали кричать:

— Папка, папка, подбрось!

Потом наперебой, отталкивая одна другую, закричали:

— Меня! Меня — первую!

— Нет! Нет! Меня первую!

И он стал их по очереди подбрасывать… Они взлетали вверх, заливаясь счастливым смехом и визжа от восторга. А Варька бегала вокруг них и тоже смеялась и радовалась этому потоку безудержного счастья…

Потом, когда Алесей поставил на землю младшую девочку, Варька сначала робко дотронулась до его галифе, потом запрыгала вокруг него, протянув к нему руки и нетерпеливо ожидая, что вот и ее сейчас, наконец-то, он заметит и подбросит, она тихо, а потом громче, боясь, что он не услышит, закричала:

— Папка, папочка, и меня, меня подбрось!!!

Он сначала и правда не заметил ее. Но она, протянув руки кверху, продолжала умолять и просить:

— Папка, папочка, и меня подбрось!!! Я тоже хочу!..

Он же, отодвинув ее рукой, сказал:

— Чего орешь? Какой я тебе папка?!! Найда ты!

Ошеломленная отказом, Варька поначалу даже не сразу опустила поднятые вверх в ожидании счастья полета руки… Потом она вздрогнула, как от удара кнутом. До этого дня Варька не задумывалась, что «папка» — это не название человека, как она решила, а что-то другое. Вот Зина с Ниной кричат: «Папка!», и Алексей не рассердился, а, когда Варька закричала, он сказал, что она — Найда. А Варька так хотела ему угодить! Так хотела тоже так взлетать, как Зина с Ниной, и так весело смеяться, когда тебя ловят и целуют!

Варька опустила руки и не просто сникла, а даже сжалась, съежилась, боясь, что сейчас ее засмеют девочки за то, что она отважилась и получила отказ… за то, что она, оказывается, не просто Варя, а Найда. Она напоминала сейчас раненную пичужку, в которую попал заряд дроби. Скорее всего, от такого ранения пичужка останется жить, но дробь в ней на всю жизнь.

Она ушла в дом, села у приоткрытой дверцы печурки, слушала треск поленьев и думала: «Оказывается, название «папка» — это не для всех». А еще, нахмурив брови и сморщив курносый носик, пыталась понять, почему он сказал, что она — Найда. «Ведь я — Варя. Разве он забыл?..»

Пришедшей со двора бабушке Варя сказала:

— Баб, он Зину с Ниной подбрасывал, а меня не захотел. А я ему и калоши почистила, и папкой назвала, как и девочки. А он сказал, что я — Найда. Баб, а почему он так на меня сказал. Разве он забыл, что я Варя? Баб, а почему он не мой папка? А кто мой?

Бабушка, обняв Варьку сказала ей ласково:

— Какая ж ты Найда?.. Ты — наша Варенька, наша родненькая Ненаглядушка! Потом бабушка, гневно нахмурив брови, решительно распахнула дверь и пошла во вторую половину дома. Вскоре оттуда послышался ее возмущенный голос:

— Грех тебе, Алексей, так ребятенку безгрешному сказать! Ты Анне, матери Варькиной, довеку благодарен должен быть, что она в войну помогла жене твоей Матрене выхаживать дочерей твоих. Особенно после смерти Сашеньки, она дневала и ночевала у вас, каждый кусочек еды отделяла от себя, чтоб их накормить. Ты не заметил, что твои грязные калоши каждое утро чистыми становятся. Это Варька, чтоб тебе угодить, их оттирает. Ты еще коммунистом считаешься! Здоровущий мужик, а не постыдился девчоночку безвинную обидеть, ирод ты этакий! Разве виновата Варька, что батька ее решил покочевряжиться: не простил Анне, что Сашенька в войну умер. А разве Анна виновна в той беде? Я боялась, что после смерти Сашеньки она руки на себя наложит. И Варьку Анна родила не от кого-то, а от Сашиного отца. Не мне тебе рассказывать! Сам все знаешь! Вот что я тебе скажу, Алексей: мало тебе грехов? Ты, конечно, не веришь, но сегодня, в Пасху ты еще один грех прибавил! И большой!

А Варька в это время подошла к старой бабушкиной иконе, висевшей в углу, про которую бабушка говорила Варьке, что она — Заступница, посмотрела ей в глаза и прошептала:

— Заступница, помоги! Пусть и у меня будет Папка! Хочу, чтоб он подбросил меня высоко-высоко… И… чтоб меня никто не называл таким именем «Найда», потому что я — Варя…

  • Валентина ГРИГОРЬЕВА.
  • Крым — Старица.

Плюсануть
Поделиться
Класснуть

Камеры города Старица


Нацпроектор

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники   Youtube   Youtube   Твиттер

Свежий номер — 27 ноября

Газета Старицкий Вестник

Рекламная пауза











Группа Правительства Тверской области в контакте

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости