Фев 19, 2019
st-vestnik

Здесь живут с охотой

День, проведенный в охотхозяйстве «Хубертус», что расположено недалеко от известного Масловского источника, сильно изменил мое представление об охоте и охотниках.

До этого я видела охотников, которые палили по всем, кто двигался. И всегда у меня возникал вопрос: «Неужели им есть нечего?»

Один раз мне даже удалось отговорить молодого человека, который приехал в Рыбловский карьер поохотиться. Десять лет назад зайцы, куропатки, утки часто выходили прямо к дороге. А теперь их редко можно увидеть.

Молодой человек убеждал, что все необходимые на охоту документы у него есть. А я и не сомневалась.

— Но если начнете стрелять, я включу клаксон и буду гудеть до тех пор, пока все звери  и птицы не разбегутся, — пообещала ему.

Не знаю, что на него подействовало, но он уехал. Спасибо ему за это.

А что же в «Хубертусе»? Его владелец и организатор  Юрий Евгеньевич Заостровцев, человек сильный, волевой, профессиональный охотник, очень трепетно относится к природе. В первую очередь он ставит цель — приумножить мир диких зверей. Он считает, что настоящий охотник, в первую очередь, созидатель, человек, знающий и уважающий законы природы. По словам Заостровцева, истинный охотник не стреляет всех подряд, а идет только за нужным ему трофеем.

В свое охотхозяйство он завез маралов, пятнистых оленей, муфлонов… Каждый год, а на нашей земле «Хубертус» существует уже более десяти лет, в хозяйстве засевается более 100 гектаров земли. Выращенные зерновые, картофель идут на подкормку диких животных и на собственные нужды.

Животных в «Хубертусе» разводят в вольере и выпускают в дикую природу.

— Как приятно: подъезжаю к хозяйству, а из леса — оленуха с оленятами. Мы 15 оленей выпустили из вольера. Они прижились в дикой природе и уже дали потомство, — рассказывает Юрий Евгеньевич.

— А как ведут себя браконьеры? — спрашиваю.

— Браконьеры поняли, что здесь все охраняется, меньше стали заходить на эти земли.

Сами охотники из «Хубертуса» в первую очередь стараются отстрелять животных с нарушениями генофонда. Например, в стаде диких кабанов появилась белая свинья. Или заболевших животных.

Кажется,  в Заостровцеве совмещается несовместимое. Его биография интересна и разнообразна: два высших образования — юрист-правовед и экономист. Прошел путь от курсанта высшей школы КГБ до заместителя директора ФСБ, от рядового — до генерал-полковника. Занимается научной работой, является академиком Российской академии естественных наук. А еще он член Союза журналистов России, главный редактор журнала «Тверь охотничья». У него много наград, в том числе иностранных государств и Русской православной церкви. Охотой увлекается с детства. Интерес к этому занятию привили ему дед и отец, сами заядлые охотники и рыбаки. Его дед — контр-адмирал Алексей Тимофеевич Заостровцев — последние годы жил в Осташкове, здесь и похоронен. Сам Юрий Евгеньевич много путешествовал и охотился практически во всех уголках нашей страны, а также принимал участие в охотничьих турах за границей — в Германии, Новой Зеландии, Австралии, ряде стран Африканского континента, Белоруссии, Киргизии… В его арсенале есть уникальные трофеи, удостоенные высших оценок в книге рекордов SCI (Международный Клуб Сафари). Многие из этих трофеев представлены на базе  «Хубертус».

Охотхозяйство «Хубертус» интересно будет всем, не только охотникам. Здесь со вкусом обустроены гостевые домики, есть красивый пруд с рыбой, домашние и, конечно, дикие звери. А как вкусно кормят! Здесь есть мини-цех по переработке мяса, где делают отличную тушенку, филе в упаковке, пельмени…  Как правило, гостей угощают собственной продукцией, в том числе выращенной в парниках и на огороде.

Со смотровых вышек, которые расположены по всему вольеру, любители дикой природы могут понаблюдать за жизнью маралов, пятнистых оленей, муфлонов, других животных и многочисленных птиц. Площадь вольера немалая – 150 гектаров.

Зрелище захватывающее! На себе испытала. В метель, по сугробам, на снегоболотоходе мы отправились на одну из таких вышек. Из узкого смотрового окна был виден навес с сеном. На тракторе сюда привезли несколько мешков зерновой смеси — овса, пшеницы, кукурузы — и рассыпали по кормушкам. Тут же со всей округи слетелись стаи разных птиц. Животных не было. Шел сильный снег, оказывается, в такую погоду звери не любят покидать свои лежбища.

Ждем долго. Юрий Евгеньевич шепотом, чтобы не спугнуть зверей, рассказывает про их повадки. Вот, например, как кормятся кабаны — из его личных наблюдений. Сначала кабаниха выпускает самого слабого из своих поросят — как бы на разведку. Если опасности нет, он ест и его никто не трогает, свинья издает определенный звук, и к кормушке сбегаются все младое семейство. После другого сигнала матери они отходят, и к кормушке уже идет она сама. После своей трапезы кабаниха опять хрюкает, но уже по-другому. И тут кормиться выходит сам секач. Кабанов в природе меньше, чем самок, поэтому для сбережения рода их так тщательно охраняют сородичи.

Юрий Евгеньевич настолько интересно рассказывал, подражая звукам, сигналам этих животных, что вся эта картина представилась мне как живая.

Ни кабанов, ни оленей в этот раз мы так и не дождались, поэтому решили навестить их лежбище. Проехав немного, наш снегоболотоход попал в канаву и застрял.

— Вездеход не вездеходит, — констатировал Заостровцев и по рации вызвал подмогу. Трактор «Белорус» спас нас из снежного плена. С дикими животными мы в этот раз не встретились, но путешествие по полям и лесам было потрясающим. Казалось, что это все происходит где-то далеко, а не в нашем родном Старицком районе.

У Юрия Заостровцева есть мечта — сделать свое охотхозяйство образцовым, комфортным и для людей, и для животных. А еще он мечтает создать Музей охотника. Юрий Евгеньевич убежден:

—  Локомотивом туризма в регионе может стать туризм охотничий. За прошедшие годы стараниями под­вижников многие наши охотхозяйства построили в регионе прекрасную ин­фраструктуру охотничьего туризма. Принято говорить, что она ничем не уступает той, которая создана за ру­бежом. Честно говоря, мне эта фра­за не нравится. Побывав на охоте во многих странах мира, утверждаю, что тверская охота и условия для нее, созданные во многих охотхозяйствах региона, превосходят заграничные. О ценах даже не говорю. С западными они просто несопоставимы. Кстати, на ежегодных выставках Arms & Hunting  в Москве иностранные фирмы, занимающиеся выездным охотничьим туризмом, имеют блед­ный вид: их стенды пустуют, их услуги остаются невостребованными. За­граничные вояжи стали дороги, да и публика пресытилась экзотикой. Это примета времени, знак кардинального разворота и наступление периода моды на русскую охоту.

Для нас, людей, посвятивших русской охоте десятилетия жизни, это стало очевидным еще несколько лет назад, — продолжает Юрий Евгеньевич. — Мы ждали этого разворота, так как сами в минувшие годы, успев поохотиться во многих зарубежных странах, поняли, что искали добро от добра. Африканская саванна — это хорошо, но, поверьте, наши верхне­волжские леса, перелески и поля намного разнообразней и интересней. В Африку можно уехать, поохотиться и забыть. А вот загонная охота на лося, токование глухаря, посвист вальдшне­па, уханье выламывающегося из за­рослей медведя или ураганный в сво­ей неукротимости бег кабана остаются в душе русского охотника навсегда.

Сегодня надо воспользоваться временем. Успеть за переменчивой модой и выстроить наше охотничье дело так, чтобы оно процветало, охотхозяйства развивались, госу­дарство богатело, а люди только ра­довались.

— А почему «Хубертусом» назвали свое охотхозяйство?  — спрашиваю Заостровцева.

И Юрий Евгеньевич рассказал мне такую легенду. Название Хубертус происходит от имени святого Юбера — покровителя охоты и охотников. Сам Юбер был страстным охотником и не знал меры в своих похождениях.  В очередной раз отправившись на охоту, Юбер погнался за прекрасным оленем. Погоня продолжалась не один день. Наконец, охотнику удалось остаться один на один с потенциальной добычей в непроходимой чаще. Но тут произошло чудо: во лбу оленя засиял крест, его лик воссиял, а солнечный свет вокруг сменился на мрак. Осознав, что это знамение, парень опустил лук и отпустил оленя. В тот же миг мрачная чаща превратилась в райский сад. После случая в лесу принц Юбер оставил прежний образ жизни, стал монахом и после – аббатом. Во время своих проповедей бывший охотник призывал людей ценить природу и не наносить ей вреда.

— Вот и я в последнее время не могу сделать выстрел на охоте, — признается Юрий Евгеньевич. — Наверное, свое взял, Бог сказал: «Хватит»…

«Хубертус» живет с охотой во всех значениях этого слова. Здесь особое место. И побывав хоть раз, никогда его не забудешь. А сам Юрий Заостровцев сейчас пишет книгу «Жизнь с охотой». Ждем ее выпуска.

  • Светлана МИХАЙЛОВСКАЯ.
  • Фото автора и из архива Юрия ЗАОСТРОВЦЕВА.

Поделиться
Класснуть

Комментарии закрыты.

Веб-камеры Старицы

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники

Свежий номер от 3 февраля

Свежий номер газеты

Сегодня в кино

Рекламная пауза











Группа Правительства Тверской области в контакте

Погода


Статистика посещаемости