Мар 30, 2024
st-vestnik

Да здравствует разум, или Мнимый Пушкин

Мнимый Пушкин

Жизнь, творчество и даже сама смерть Александра Сергеевича Пушкина овеяны множеством легенд и преданий. И каждая новая историческая, культурная эпоха рождает мифы о Поэте, повествующие порой о том, чего никогда не было, да и быть не могло. Этой теме свое исследование посвятил Михаил СТРОГАНОВ — советский и российский литературовед, доктор филологических наук, профессор.

Михаил Викторович Строганов — член правления Общества любителей книги Тверской области, председатель городского отделения Общества любителей книги, председатель Тверского краеведческого общества, признанная величина в пушкинистике. Он является членом Пушкинской комиссии Российской Академии наук, то есть его слово – одно из наиболее авторитетных.

В восьмом выпуске историко-краеведческой серии «Завидовские чтения» от 2023 года «Тверской край после Пушкина «Очерки пушкиноведческого краеведения», в части второй, которая так и именуется: «Легенды, предания, обманы», есть глава «Еще тверские стихотворения Пушкина? Мистификации и атрибуции». В ней Михаил Строганов развенчивает несколько мифов о Пушкине и его творчестве.

Мнимый Пушкин

Приводим выдержки из данного исследования.

«Припоминать произведения Пушкина начали уже его современники. И припомнили они достаточно много разных стихов, которые в литературе о Пушкине принято называть «мнимым Пушкиным». Это произведения, которые «приписывались» поэту либо «дописывались» за него.

Если с «дописанными» все просто и ясно: это мистификации, которые интересны как самостоятельные (более или менее удачные) стилизации под Пушкина, то «приписанные» поэту тексты более сложны по своей природе. В круг этих произведений входят и сочинения других авторов (впоследствии установленных), и некоторые анонимные произведения, которые народная молва сочла пушкинскими. Впрочем, они иногда именно пушкинскими и могут оказаться, хотя спешить с подобного рода выводами нельзя: здесь, напротив, нужна сугубая осторожность.

Граница между этими приписанными Пушкину текстами и текстами самого Пушкина, которые сохранились не в его автографах и авторизованных списках или изданиях, но в списках современников и потомков, всегда очень зыбкая и подвижная, и это заставляет нас внимательно отнестись к «приписанным» Пушкину текстам. Если даже мы и не будем считать их бесспорно пушкинскими, не учитывать их нельзя. Однако тверской «мнимый Пушкин» до сих пор не собран, не изучен, не прокомментирован, хотя очевидно, что эта работа могла бы быть исключительно плодотворной…»

Далее М.В.Строганов приводит факты, когда стихотворения, якобы принадлежащие перу Пушкина  (и даже иногда входившие в посмертные собрания его сочинений!) на деле оказывались написанными совсем другими авторами.

Вот один из примеров.

«…Еще одно стихотворение, про которое мы сразу скажем, что это стихотворение не Пушкина.

В.И.Колосов рассказывает о парке в селе Берново и о горке Парнас в нем:

Несколько поколений дворянских, стараясь оставить после себя какой-либо след в этом саду, вырезало что-то на многочисленных деревьях этого сада. Мы искали среди этих наполовину уже заросших вырезок какого-либо следа великого поэта, но нашли только две с трудом разбираемые строчки, гласящие: «Прости! Как страшно это слово!» Кем и когда были начерчены эти слова, этого нам никто объяснить не был в состоянии».

И.А.Иванов повторял вслед за ним:

Дни и вечера А. С. отдавал приятному обществу, но по  утрам много писал, часто еще оставаясь в постели. Недаром же в берновском парке есть курган, названный, вероятно, в честь Пушкина, — Парнасом; вблизи его высятся вековые деревья, — есть ели и березы в два обхвата. Парнасские деревья были испещрены надписями; теперь явственно виден только изящный вензель, — переплетенные буквы — Е и Р (французские); на березе в углу Парнаса чуть заметна довольно длинная надпись; по некоторым сохранившимся буквам можно еще прочесть начало: «Прости навек! как страшно это слово»… По  словам моего любезного чичероне Ольги Ник. Вульф, обе надписи сделаны очень давно; никто из современных обитателей берновского дома никогда ничего о них не слыхал».

Сама же Ольга Николаевна Вульф, внучка И.И.Вульфа, который владел Берновом во времена Пушкина, в своих воспоминаниях сообщала:

«Навсегда останется неизданным одно стихотворение Пушкина, вырезанное на одной из берез на Парнасе в саду и от времени выросшее так, что мы могли разобрать только первые строчки: «Прости навек, как страшно это слово». Объемом надпись была с пол-аршина в длину, внизу поставлено «П». Тетя, Екатерина Ивановна Гладкова (ее Пушкин называет в переписке Минервой), говорила, что это писал Пушкин, а дерево подгнило впоследствии, и с ним пропал стих».

Конечно, ссылка на свидетельство Е.И.Гладковой достаточно авторитетна. Но в атрибуции текста именно Пушкину эта ссылка никакого значения совершенно не имеет.

Е.И.Гладкова могла и забыть истинного автора стихотворения, могла знать романс только в устном бытовании и потому сочла его автором Пушкина — могли быть разные варианты. Только незнание реалий пушкинского времени и традиция приписывать все стихи одному Пушкин могла спровоцировать настоящую легенду.

На самом деле перед нами первая строчка стихотворения П.А.Вяземского «До свидания»:

  • Прости! Как грустно это слово,
  • Когда твердим его друзьям,
  • С ним сердце выскочить готово
  • Иль разорваться пополам.
  •  
  • Как много скорби безнадежной,
  • Как много слез таится в нем!
  • Завет разлуки неизбежной,
  • Привычек сердца перелом.
  •  
  •  Оно нам подтверждает грозно,
  • Что наше все, и мы на срок;
  • Что в круг наш, рано или поздно,
  • А вломится железный рок.
  •  
  • Что слово вместе здесь непрочно,
  • Как радость, синоним его;
  • Что часто лучшее заочно,
  • Что смерть есть в жизни цель всего.
  •  
  • Разлука — смерть, и смерть — разлука:
  •  Когда мы говорим прости!
  • Кто сердцу бедному порука,
  • Что вновь сойдемся на пути?
  •  
  • Что этот звук — живое слово,
  • Не роковой, надгробный гул,
  • Который хладно и сурово
  • Раздался в сердце и заснул?
  •  
  • Что есть грядущее в той речи,
  • Что отголосок ей готов
  • В привете сердцем жданной встречи,
  • Красноречивой и без слов?
  •  
  • Нет, в неизбежный час прощанья,
  • Покоя ноющую грудь,
  • Мы лучше скажем: до свиданья!
  • А там что Бог даст, то и будь.

Стихотворение было написано в 1831 году, а в 1833-м А.А.Алябьев написал к нему музыку, получился популярный романс (в первом издании название «До свидания», позднее по первой строке).

Видимо, берновские барышни распевали его, а берновские кавалеры с помощью его изъяснялись в любви. В устном бытовании в первой строчке вместо «грустно» появилось «страшно», а авторство, как обычно бывает с вокальными произведениями, быстро забылось.

Однако оттого, что данная стихотворная строчка принадлежит не Пушкину, интерес к ней не уменьшается. Подобного рода цитаты показывают круг чтения и культурный фон людей — в  нашем случае пушкинских современников. Эта строка хорошо рисует атмосферу пушкинских мест Старицкого уезда».

М.В.Строганов заключает свое повествование совершенно справедливыми словами:

«…Известных стихов Пушкина, написанных им в Тверском крае, хватит для того, чтобы радовать краеведов. И не надо искать и тем более сочинять какие-то новые. Это не делает чести краеведческим усилиям».

  • Читала и размышляла Ольга ПРИХОДЬКО.
  • Иллюстрации из сборника «Завидовские чтения» от 2023 года.

 


Поделиться
Класснуть

Комментарии закрыты.

Веб-камеры Старицы

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники

Свежий номер от 24 мая

Свежий номер газеты

Полезная информация


В случае пожара звони 101 или 112


Военная служба по контракту — это стабильность, льготы и социальная защищённость. Профессия, которая всегда пользуется уважением в обществе. Выбор настоящих патриотов, готовых защищать Родину. Подробности по условиям заключения контракта — на сайте службапоконтракту.рф




Группа Правительства Тверской области в контакте

Погода


Статистика посещаемости