Рекламный баннер
Сен 13, 2016
st-vestnik

Предсказатель грядущего: Дмитрий Мережковский

«Литературный вторник» 13 сентября в Центральной библиотеке был посвящен именно Дмитрию Сергеевичу Мережковскому — прозаику, поэту, драматургу, религиозному философу, переводчику, критику, общественному деятелю… Родился он 14 августа 1866 года, так что вечер прошел под знаком 150-летнего юбилея литератора.

«Звезда Серебряного века», — так называли Мережковского потомки, причем холодные лучи этой «звезды» не только светили, но и больно ранили. Дмитрий Сергеевич остался в памяти современников не только как основоположник неоднозначных философских идей, радикальных политических взглядов, но и беспощадный критик, который, давая себе труд спуститься с «горних высей», где он большую часть времени пребывал, в полемике не знал себе равных и разил пером как шпагой. Зачастую — смертельно.

В чем единогласно сходились, в том числе оппоненты Дмитрия Сергеевича, — был он писателем выдающимся, новатором жанра и одним из самых оригинальных мыслителей XX века…

  • Ты опоздал, поэт: твой мир опустошён —
  • Ни колоса в полях, на дереве ни ветки,
  • От сказочных пиров счастливейших времен
  • Тебе остались лишь объедки…
  • (Д.Мережковский. «Поэту наших дней»)

Под стать гению была и его Муза — Зинаида Николаевна Гиппиус. Эта супружеская пара — одна из уникальных. По признанию Гиппиус, она прожила с Мережковским «52 года, не разлучаясь со дня свадьбы в Тифлисе ни разу, ни на один день».

  • Я к солнцу, к солнцу руки простираю
  • И вижу полог бледных облаков…
  • Мне кажется, что истину я знаю —
  • И только для нее не знаю слов.
  • (З.Гиппиус. «Бессилье»)

В семейно-творческом союзе Гиппиус-Мережковский доминировало творчество, принимая формы временами нестандартные, порой эпатирующие — даже на фоне изысков Серебряного века. «Мережковский и Гиппиус усиленно разрабатывали идею «тройственного устройства мира», Царства Третьего Завета, которое должно прийти на смену историческому христианству, а на уровне более практически-житейском — старались создать небольшую духовную общину», — вспоминали современники.

Именно Мережковский дал начало Гиппиус — поэтессе, поддержал ее становление как активной общественницы, а они оба на своих вечерах дали старт известнейшим ныне авторам. Хотя благостыней в салоне Гиппиус и не пахло. От злого языка Зинаиды многим приходилось солоно. Современники, причем как друзья, так и недруги, за глаза нарекли поэтессу «ведьмой», — не подозревая, что для нее, обожествляющей понятие «ведать» — знать, познавать, — это был наивысший комплимент.

Своему неповторимому стилю жизни — писать и общаться с пишущими, проповедовать и наставлять — Мережковский и Гиппиус не изменяли ни в России, ни в эмиграции после событий 1917 года. На их литературных «воскресеньях» обсуждались общественные, политические, литературные и религиозные вопросы, чаще всего под свойственным Мережковскому «метафизическим углом зрения». Отвергались хозяевами только разговоры, общепринятые за чайным столом, — о здоровье, о погоде и тому подобном.

«Они так до самой смерти Димитрия Сергеевича и прожили, не расставаясь ни на один день, ни на одну ночь, — пишет Ирина Одоевцева. — …Они никогда не знали скуки, разрушающей самые лучшие браки. Им никогда не было скучно вдвоем. Они сумели сохранить каждый свою индивидуальность, не поддаться влиянию друг друга. Они были далеки от стереотипной, идеальной супружеской пары, смотрящей на все одними глазами и высказывающей обо всем одно и то же мнение. Они были «идеальной парой», но по-своему неповторимой идеальной парой. Они дополняли друг друга. Каждый из них оставался самим собой…»

…Первым умер Дмитрий Мережковский — 9 декабря 1941 года, в возрасте 76 лет.

3 июня 1943 года в оккупированном немцами Париже Гиппиус начинает писать книгу о Мережковском. Но закончить ее не успела — осенью 1945 года Зинаида Николаевна скончалась… Парадоксальные предсказания грядущего, сделанные в своих произведениях этой великолепной парой, начали сбываться быстро — порой слишком быстро для их современников… Отзвук этого запредельного «видения», ведовства докатился и до наших дней…

…Обо всем этом и многом другом рассказывали гостеприимные хозяйки литературного вторника — Марина Карпухина и Светлана Андреева. Звучали «многослойные», наполненные смыслом стихи Мережковского и Гиппиус. Среди них, конечно же, о любви — ибо «и море, и Гомер — все движется любовью…» Именно так писал «творческий крестник» Зинаиды Гиппиус Осип Мандельштам больше столетия назад — в 1915 году.

  • Ольга ПРИХОДЬКО.
  • Фото автора.

Плюсануть
Поделиться
Класснуть



Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники   Youtube   Youtube

Свежий номер — 20 октября

Газета Старицкий Вестник

Рекламная пауза










Группа Правительства Тверской области в контакте

Всероссийская общественная премия за сохранение языкового многообразия

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости