Авг 5, 2020
st-vestnik

Черепичка

Приезжие, живущие не так давно в нашем селе, затруднятся даже и место это показать. Да и название» Черепичка» вызовет недоуменное пожимание плечами.

Зато старожилы охотно объяснят, что это пруды, возникшие из карьеров, в которых брали глину для некогда работавшего кирпичного завода. Да! Такой существовал в 50-70 годах прошлого века. Глины у нас очень много. Залежи тянутся вдоль дороги Емельяново — Панафидино. Причем глина синевато-голубая. А при обжиге делается красной.

Кирпичный завод вначале выпускал черепицу. Ею были покрыты некоторые дома, а потом все уже перешли на шифер. Было небольшое гончарное производство: крынки, горшки, миски, кувшины — посуда, которой так не хватало в послевоенные годы. Затем стали делать кирпич. Летом изготавливали сырец, а зимой обжигали. Завод входил в состав организации «Райпромкомбинат», где был еще пошивочный цех, цех по выпуску дранки, ею были покрыты большинство крыш в то время. И еще делали дровни и сани, так как лошадей тогда было много. Кстати, из этого кирпича в семидесятых годах для работников промкомбината был построен восьмиквартирный дом, в котором люди живут до сих пор.

Завод перестал существовать в 1972 году. А пруды остались. Их три. Они упираются перпендикулярно в дорогу Емельяново-Панафидино-Гостенево. Именно в этом месте она всегда была отвратительная, вероятно, по причине заболоченной местности. За Черепичкой находились совхозные мастерские. В весеннюю и осеннюю распутицу там стоял дежурный дизельный трактор, который перетаскивал машины и другую технику туда и обратно через это гиблое место. В 1988 году активно строили дороги, до Панафидина и Гостенева проложили асфальт.

В те годы Черепичка была любимым местом отдыха многих жителей. Мы с детьми часто устраивали там пикники.

Первый, самый мелкий пруд, уже тогда зарос камышом. Посередине торчала корявая высокая железная конструкция, вероятно, остатки экскаватора.

Второй, более глубокий пруд, был купальным. Мелкое место при входе, близ дороги, называлось «лягушатником». Тут все наши деревенские дети выучились плавать. На лягушатнике всегда был плот, на котором с визгом и наслаждением каталась ребятня. На взгорке постоянно горел костерок. Около него грелись дрожащие купальщики, замерзшие в воде до посинения. Это было самое шумное место. После лягушатника начиналась глубина. Здесь уже можно было плавать по-настоящему. На крутом берегу можно было наковырять мягкой податливой голубой глины и лепить всякие разности. Третий пруд был для серьезных ныряльщиков. Говорили, что глубина там больше десяти метров. Наиболее спортивные ребята лихо прыгали с отвесного берега, делая переворот в воздухе, как с вышки, и врезались рыбкой в толщу воды. Водилась там и рыба: караси и щуки. Но позже, с появлением ротанов, они как-то повывелись.

Прошло более тридцати лет. Вокруг прудов вырос густой лес. В лихие девяностые предприимчивые умельцы зимой распилили железную конструкцию и сдали в металлолом. Пруды зарастали, но лет десять назад туда ходили купаться. А в последние годы вокруг села по всем ручьям, Тьмаке и водоемам расплодилось много бобров. И началась активная работа. Валились деревья, делались запруды, появилось много непроходимых мест.

Недавно я побывала возле Черепички. Пруды изменились. Первый пруд исчез: сплошное поле камыша. Третий пруд я вообще не узнала. Воды много, она подошла очень близко к дороге, берег изменился совершенно, куда-то делись прибрежные деревья. Бобры их, что ли, срезали? А дальше, на месте перелеска вдоль дороги, где мы когда-то собирали калину, — сплошное болото, заросшее аиром, осокой и другой болотной растительностью.

На втором пруду еще видна вдали вода, затянутая ряской. На месте лягушатника — камыши. У самой дороги — снова вода. Здесь положена большая труба для перетока воды. То ли она засорилась, то ли бобры постарались, но вода не перетекает с левой стороны на правую. В половодье она доходит до уровня дороги. Этот участок может размыть совсем.

И какой-нибудь предприимчивый человек создаст ИП и снова будет перетаскивать технику туда-сюда по доступной цене. Озолотится. Автомобилей теперь много, да и столько дачников в окрестных деревнях. Фантастика? К сожалению, нет.

Есть и более позитивный вариант. Остатки бывшего совхоза кто-то купил. Началось какое-то движение. Мастерские нужны. Новый хозяин может хотя бы прочистит дренажную трубу? А может быть, по этой дороге проедет и тот, в чьем ведении она находится. И вместо ямочного ремонта, где засыпают наскоро каждую десятую канавку, решит отремонтировать действительно тревожное место?

Очень хотелось бы завершить размышления на оптимистичной ноте. Ведь природа нашей средней полосы уникальна и так хороша в любое время года! Если бы и человек ей соответствовал и стремился быть таким же!

А память о Черепичке висит у меня в комнате. Когда-то, на пятидесятилетний юбилей местный художник-любитель Е.А.Ланцов подарил мне картину маслом. Берег третьего пруда со стороны, противоположной дороге, где мы любили отдыхать со своими детьми.

  • Татьяна ПОПКОВА,
  • С. Емельяново.

Плюсануть
Поделиться
Класснуть

Камеры города Старица


Нацпроектор

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники   Youtube   Youtube   Твиттер

Свежий номер — 25 сентября

Газета Старицкий Вестник

Рекламная пауза









Группа Правительства Тверской области в контакте

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости