Ноя 2, 2019
st-vestnik

Листая страницы веков…

Листая страницы веков…

Старицкое городище — место особое. Выходя на него, каждый путешественник, кажется, ощущает дыхание истории. И в самом деле — здесь даже в самую солнечную и жаркую погоду чувствуется движение воздуха и запах волжской воды. Уже более трех веков Городище пустынно и безлюдно. Даже не верится, что жил на нем когда-то народ: строился, обзаводился семьей, растил детей, занимался ремеслами, молился Богу…

Но именно здесь, как гласит летопись, в 1297 г. «срублен бысть городок на Волзе, ко Зубцову на Старице». И вплоть до XVIII века здесь кипела жизнь.

Как разыскать следы этой жизни? Как приоткрыть тайны нашей древней истории и культуры? На помощь приходит наука археология, которая листает страницы веков, пласт за пластом кропотливо снимая почву. И на каждой странице — в каждом слое — нас ждут уникальные открытия.

По мнению специалистов, в России трудно найти другое городище, столь насыщенное каменной и деревянной архитектурой. И если о каменных строениях мы уже имеем, благодаря работе археологов, более или менее четкое представление, то деревянные строения, на первый взгляд, были поглощены неумолимым временем. Но… оказалось, это не совсем так.

Листая страницы веков…

Археолог, заслуженный работник культуры России Елена ХВОРОСТОВА неоднократно принимала участие в раскопках на Старицком городище. Так родилось исследование «Деревянные постройки Старицкого городища», опубликованное в 1994 году в Тверском археологическом сборнике.

В течение пяти лет, с 1985 по 1989 год, была исследована территория площадью более 800 квадратных метров, постепенная расчистка которой с фиксацией разновременных напластований позволила выявить первоначальные на этом участке остатки заглубленных в землю деревянных срубов — подклетов располагавшихся над ними построек, вытянутых в линию с северо-запада на юго-восток. На этом участке земля образовывала впадину, верхняя часть культурного слоя в которой оказалась перемешанной. Во время Великой Отечественной войны эту впадину использовали как естественное укрытие, поэтому в верхнем слое почвы сохранились гильзы, форменные пуговицы и другие свидетельства ожесточенных боев.

В XVIII-XIX веках застройки здесь не было. От XVII века сохранились остатки бутового фундамента небольшой деревянной постройки. В XVI веке в северной части вскрывавшегося участка размещалась конюшня — были найдены шорный инвентарь, конские черепа и … следы жизнедеятельности лошадей.

Местоположение исследуемых сооружений локализовалось значительно выше появления остатков деревянных конструкций по достаточно четко читающимся в песчаной верхней части материка пятнам темно-серой земли с вкраплениями угля, в которых по мере понижения были расчищены следы большого пожара, под которыми располагались нижние части конструкций срубов.

Наибольший интерес представляют конструкции трех расположенных вплотную один к другому срубов, заглубленных в единый котлован длиной около 25 метров, вскрытые в северо-западной части раскопа. Пожар уничтожил верх построек, остатки обрушились внутрь, сверху был навален толстый слой земли и глины — так наши предки пытались потушить огонь, чтобы пожар не распространился дальше.

Листая страницы веков…

Первый сруб, сохранившийся на 3-4 венца, имеет в плане практически квадратную форму: 840 на 868 сантиметров. Диаметр бревен в основном 24-28 сантиметров. Внутри сруба зафиксированы остатки деревянных конструкций перекрытия подклета — досок шириной 30 и толщиной четыре сантиметра. А еще ниже были найдены и остатки дощатого пола из плах толщиной 5-6 см, уложенного без лаг — прямо на материковую глину.

Второй сруб — размером примерно 860 на 530 сантиметров опущен в тот же котлован. От него сохранилось четыре венца, две стены просели внутрь. Промежуток между срубами не превышает 20 см. По северо-восточной и юго-западной сторонам бревна просели внутрь сруба.

Третий сруб, в том же котловане, размером примерно 850 на 850 сантиметров, располагается на расстоянии 12-18 см от второго. Сруб сохранился на 3-4 венца, стоящих достаточно вертикально без выраженного проседания вовнутрь.

В целом система конструкций всех трех срубов в общем котловане глубиной минимум два метра — практически едина, их можно назвать «типовыми». Площадь каждого сруба варьируется в пределах 70-72 квадратных метров, толщина бревен примерно равна. Во всех трех срубах найдены остатки лестниц, ведущих из центральной части помещений на верхний этаж. Во всех трех случаях прослежены столбы, которые поддерживали пол верхней части постройки, располагавшиеся по периметру стен, вдоль лестниц и с выносом от них к западу. Возможно, в какой-то степени совпадали и внутренние разделения помещений перегородками. В двух южных срубах (северный вообще сохранился хуже) на лестницах найдены обрушившиеся остатки однопольных дверей с практически одинаковыми ручками. Одинакова система настила полов, скорее всего, по одному принципу устраивалось перекрытие (за исключением того, что в третьем срубе не было найдено досок, которые доподлинно можно было бы отнести к подшивке потолка). По-видимому, до пожара, уничтожившего срубы, они были достроены и некоторое время эксплуатировались. Во всяком случае, функционировала печь на верхнем этаже третьего сруба. В развале кирпичного щебня и пережженной глины от печи даже был найден небольшой горшок с остатками обгоревшей ржи. Однако, судя по чрезвычайной скудости археологического материала под развалом перекрытия, жилыми эти строения были недолго.

Листая страницы веков…

Также в этом общем комплексе были найдены остатки еще трех срубов — они сохранились заметно хуже. Судя по всему, эти срубы не были достроены — не во всех был даже уложен пол. Отделенность их от трех первых срубов, в основном меньший диаметр бревен, наличие небрежно обрубленных сучков позволяют предполагать, что это вспомогательные, хозяйственные сооружения, которые строители не стремились делать капитальными, делая упор на удобство их расположения. Тем не менее, это не просто хаотичная застройка: в работе древних зодчих явно присутствовал четкий план.

Первоначальная датировка срубов на основании выявленного материала была отнесена к концу XIV — началу XV веков. В результате дендрохронологических исследований — метода датирования событий, природных явлений, археологических находок и древних предметов, основанного на исследовании годичных колец древесины — ученые установили, что бревна для срубов были за­готовлены в 1390, 1392 и 1393 годах. Таким образом, четко определилось и время пожара, унесшего строения — 1395 год. Обращаемся к летописям: «в 1395 г. …погоре городок на Волзе, еже есть на Старице, от грому».

Строительство комплекса срубов, несомненно, осуществлено в ходе общих работ по расширению площади городища, произведенных Михаилом Александровичем Тверским в 1390 году: «Той же осени прибавиша к Городку на Волзе с приступа города, и ров скопаша».

Похоже, что князь занимался строительством и внутри городских стен. Скорее всего, создание такого крупного комплекса построек по единому плану, с практически «типовой» структурой трех первых срубов, одна подготовка котлована под которые потребовала выемки минимум 800 кубометров грунта, не могло быть осуществлено частным лицом. Возможно, именно Михаил Тверской планировал и застраивал эту часть городища, возводя здания и давая работу мастеровитым рукам наших предков…

Подготовила Ольга ПРИХОДЬКО.


Плюсануть
Поделиться
Класснуть

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники   Youtube   Youtube   Твиттер

Свежий номер — 15 ноября

Газета Старицкий Вестник

Рекламная пауза







Группа Правительства Тверской области в контакте

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости