Июн 14, 2014
st-vestnik

Неизвестная война

Прошло почти сто лет с начала Первой мировой войны, закончившейся крушением четырёх монархий, переделом государственных границ в Европе, Азии и Африке, породившей революции в России и Германии.

В нашей стране события этой войны освещались исключительно как предвестник Великой Октябрьской социалистической революции, сказавшейся на ходе всей мировой истории двадцатого века.

Безусловно, эта война обострила многие противоречия в России, показала явную нехватку ресурсов, накопленных за предшествующие годы стремительного подъёма капитализма, для ведения такой продолжительной войны.

Однако на фоне стремительного роста экономики к началу войны в стране наметился невероятный подъём патриотических чувств русского народа, поэтому участие в ней для защиты веры православной было восторженно принято большинством населения, а призывы противников войны почти не звучали.

Исключительно с глобальных позиций в советской истории рассматривалась эта война, оставляя без внимания героизм простых русских людей, в основном из крестьян, надевших солдатские шинели. И ко второму году войны лозунг — «Хлеба!» стал решающим для внутренней политики страны.

Зря современные историки пытаются придать событиям 17-го года субъективные причины. Революцию нельзя привезти из-за рубежа в пломбированном вагоне с деньгами, она вырастает из противоречий дворцов и хижин, состояния экономики и служит тем, кто даст самый простой лозунг их разрешения.

Только мой рассказ не о глобальных проблемах в истории Первой мировой войны, а о простых людях, принимавших в ней участие.

В советской литературе мало примеров личного героизма участников той войны и многие скрывали свои награды за подвиги от советских властей, хотя большинство военачальников в Великой Отечественной войне за подвиги на фронтах Первой мировой ещё в унтер-офицерских званиях награждены Георгиевскими крестами и не единожды.

Георгиевский крест так и не был официально реабилитирован для ношения на парадном мундире даже Маршала Победы. Лишь Георгиевская ленточка перешла к медали «За Победу над Германией» и по сей день служит символом патриотизма.

В Первой мировой войне участвовали мой дед Козлов Иван Егорович и его родной брат Александр.

Воспоминания о той войне у меня сохранились по рассказам бабушки и отца, так как дед умер задолго до моего рождения, и у меня сохранилась только его фотография — бравого унтер-офицера с Георгиевским крестом на гимнастёрке. Крест долго хранился в личной шкатулке бабушки, прикрытый запасом пуговиц, и когда она давала мне пуговицы вместо игрушек, то долго смотрела на него, потихоньку вздыхая и потирая глаза.

Рассказы о подвиге деда носили противоречивый характер — им нельзя было хвалиться, поскольку он совершён при защите ЦАРСКОЙ России, но и не гордиться невозможно, ведь он — личный. Поэтому и существовало два рассказа — один для посторонних, другой для семьи.

В семье все знали, что получил дед свой Георгиевский крест за то, что обеспечил отход своего подразделения без потерь на запасной рубеж обороны во время атаки численно превосходящего противника, сорвав её, считай в рукопашном бою, гранатами. Прикрывая отход товарищей, он фактически обрекал себя на смерть, но к счастью был только ранен и отправлен на лечение на родину, где его и застал 17-ый год. В гражданской войне он участия не принимал.

Для соседей рассказ был другим. Подразделение в панике бежало от немцев, а поскольку у деда были гранаты, и бежать с ними было тяжело, он отстал, и решил от них избавиться, и разбросал, чтобы догнать своих солдат. Только зачем выдернул из них чеку? Чтобы немцы его заметили и убили?!

А рассказ о том, что болячку на ране он приклеивал камедью с вишнёвого дерева, чтобы подольше задержаться на родине в семье на лечении и не возвращаться на фронт, видимо, правда, ведь война стала очень непопулярной, а позже и возвращаться стало некуда.

Родной брат, Александр Егорович, очнулся после тяжелейшего ранения в тот момент, когда над ним склонились бойцы из похоронной команды и рассуждали между собой: выносить ли раненого с поля боя, или добить, чтобы не мучился. Как рассказывал сам Александр Егорович, перед тем как очнуться, ему привиделась Богоматерь, и якобы сказала, что он будет жить долго и счастливо. Он умолил похоронную команду не добивать его, а вынести в санчасть, и выжил.

Инвалидом во времена НЭПа открыл успешное дело в Петрограде — булочную. Перед окончанием периода новой экономической политики выступил одним из инициаторов передачи своего дела советскому государству, пережил блокаду и умер в глубокой старости в родной деревне. Такую судьбу ему предначертала Богородица или природная мудрость.

И лежат рядом два участника малоизвестной войны на тихом деревенском кладбище в окружении громадных сосен, которым ещё далеко до столетия. Знают ли они, над кем склоняют свои ветви?

Александр КОЗЛОВ.


Поделиться
Класснуть


Веб-камеры Старицы

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники

Свежий номер от 27 мая

Свежий номер газеты

Сегодня в кино

Рекламная пауза













Группа Правительства Тверской области в контакте

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости