Рекламный баннер
Июн 22, 2016
st-vestnik

А душу бередят воспоминания…

Более семи десятков лет прошло… А душу по-прежнему бередят душу воспоминания о военном, полном лишений детстве, о трудной послевоенной юности. Наплывают яркие, порой тягостные картины прошлого, не давая покоя и сна. И так все это зримо, что невозможно не высказаться…

Зинаида Николаевна Дарченкова родилась в Калинине, там прошло ее детство. В этом году мы отмечаем две памятных даты, связанных с Великой Отечественной войной, – 75-летие начала войны  и 75-летие освобождения Калинина от немецко-фашистских захватчиков. Это был первый освобожденный от оккупантов областной центр и первый шаг к победе над врагом.

Когда началась война, Зине было семь лет, а ее младшему братику Боре всего лишь годик. Не все она тогда понимала, многое забылось, но некоторые моменты, горькие и тягостные, время не способно вытравить из памяти. Они до сих пор стоят перед глазами.

— Река Тьмака, где мы, детвора, купались, улица Бебеля, где жила наша семья, 1-я городская больница… Все это до боли знакомо. Наш пятиэтажный дом на Бебеля – дом № 8/25 стоит до сих пор. И всегда,  когда я бываю в Твери, хочется зайти туда и хоть одним глазком взглянуть на свою квартиру.

… Когда немецкие войска приближались к Калинину, мать Зинаиды вместе с детьми ушла из города в деревню к сестре, решив, что там будет спокойнее и безопаснее. Хотя деревня Савино близко к областному центру, всего-то в двух десятках километров, бои и сражения обошли ее стороной. Соседнюю деревню немцы сожгли дотла, а Савино беда миновала. За все время, что семья жила там, оккупанты ни разу не появлялись, но канонада близкого фронта была слышна и в октябре, и в декабре 41-го года. С деревенской околицы Зина видела багровое зарево над Калининым – пылали «Путиловские лагеря». «Ой, Калинин горит», — испуганно говорили взрослые.  Еще одно тягостное воспоминание того периода – попавшая под бомбежку наша военная машина-полуторка, ее сгоревший остов долго стоял за деревней.

После освобождения областного центра, семья вернулась домой. Мама долго чистила и прибирала, приводя в мало-мальский порядок то, что осталось от их жилья. И это тоже запомнилось маленькой Зине. А потом мама заболела и ее положили в больницу, а дети остались с бабушкой.

Освобожденный Калинин залечивал раны. Ведь после оккупации мирным жителям остался разрушенный город, неразорвавшиеся снаряды и мины, боль и скорбь по погибшим родным и близким и … немецкое кладбище в самом центре – деревянные  кресты ровными рядами.

Самое страшное воспоминание Зинаиды Николаевны о том, как зимой 1942 года на улице Софьи Перовской во дворе дома №17 обнаружили тела местных жителей, изуродованных и убитых фашистами. Этот эпизод описан очевидцами в рассказе «Нет, палачи, не будет вам пощады!» в книге «НЕ ЗАБУДЕМ! НЕ ПРОСТИМ!» Злодеяния немецко-фашистских захватчиков в районах Калининской области». Эта книга напечатана в 1942 году, в нее вошли  рассказы очевидцев и участников тех далеких и страшных событий. Место, где нашли убитых, располагалось недалеко от дома Зинаиды Николаевны. Картина была ужасной. В яме были обнаружены тела 21 человека. Выкапывали их военные. У многих погибших руки были связаны веревками или проволокой, у одних имелись огнестрельные ранения головы, у других сквозные ранения грудной клетки. У тринадцати человек лица и тела обезображены до неузнаваемости: отрезаны ушные раковины, выколоты глаза, раздроблены верхние и нижние челюсти, выбиты зубы. Такое, действительно, нельзя забыть…

Жизнь, хоть и трудная, голодная, военная – шла своим чередом. Осенью Зина пошла в школу — в первый класс. Трудно представить, как дети тогда учились – без тетрадок и ручек, в холодных классах,  голодные и кое-как одетые.  Зина с бабушкой ходила  получать хлеб по карточкам, собирала щепки, чтобы топить печку. В январе 1943 года умерла мама, лежавшая в больнице. Бабушка поехала ее хоронить, а дети остались под присмотром соседки. Вернувшись с похорон, бабушка была вынуждена оформить младшего внука Борю в детский дом: слишком голодно жила семья, да и сил уже не было поднимать маленького.  Окончив 7 классов, Зина пошла в ремесленное училище швейников на Пролетарке. Сирот, как она, кого война лишила родителей, в их группе было много. После ремесленного училища двенадцать девчат, в том числе и Зина, приехали в Старицу – на швейную фабрику.

Так в 1951 году началась ее самостоятельная жизнь. А в ней, как это часто бывает, соседствовали рядом радости и горести, обретения и потери. Именно в Старице на швейной фабрике Зинаида Николаевна встретила любовь всей своей жизни – Вениамина Васильевича. Супруги Дарченковы отметили 60-летие совместной жизни в 2013 году и приближаются уже к новому юбилею. За все эти годы супруги не растратили чувств, они и сейчас живут душа в душу, гордятся успехами внучек Оли, Кати и Ани, следят за первыми школьными шагами правнучки Сонечки, которая учится во втором классе Ново-Ямской школе. Жизнь продолжается!

Ирина МИРОШНИЧЕНКО.


Плюсануть
Поделиться
Класснуть



Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники   Youtube   Youtube

Свежий номер — 13 октября


Газета Старицкий Вестник

Рекламная пауза









Группа Правительства Тверской области в контакте

Всероссийская общественная премия за сохранение языкового многообразия

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости