Май 2, 2015
st-vestnik

Это было недавно, это было давно…

ПАМЯТИ МАТЕРИ

У моей бабушки Анастасии Федоровны Сергеевой было четверо детей и все они воевали. Александр был полевым хирургом, Николай воевал в Пинских болотах, Анна, медсестра, защищала Москву, Мария пережила блокаду. А бабушка каждый день выходила в сад, вставала на колени (за рекой была церковь) и просила Бога за детей. Вернулись все.

Мы жили в Ленинграде на Васильевском острове, на улице Железнякова, 32. Отец работал механиком на теплоходе «Седов», мама растила меня. Ей было 26, ему — 27. Они любили друг друга и были счастливы. А потом началась война.

Когда началась мобилизация, отец остался на защите Ленинграда, и мама отказалась от эвакуации. Они были вместе и в горе, и в радости. Переживали весь ужас бомбежек, смертей и голода. Особенно было голодно, когда сгорели Бадаевские склады. Но нам было полегче, нас подкармливал отец. В январе 1942 года отец погиб (похоронен на Смоленском кладбище). Стало совсем плохо и, похоронив двух родственников, мама решила эвакуироваться.

Эвакуировало нас пароходство в апреле 1942 года, ехали мы через Ладогу. Волею судьбы нам досталось место у заднего борта грузовика. Когда немного отъехали от берега, началась бомбежка и перед машиной взорвалась бомба. Нас выбросило взрывной волной, а грузовик ушел под лед. Нас подобрала другая машина. Когда на распределительном пункте предложили поехать в Калининскую область, сомнений не было.

Мы ехали домой, на свою малую родину в д. Лебедево, Покровского сельсовета Старицкого района. Ехали в телячьих вагонах, холодные, голодные, вшивые. Ехали очень медленно — в перерывах между бомбежками. Часто останавливались на станциях, чтобы вынести умерших, забрать детей…

В Лихославле во время остановки состав попал под бомбежку. Мы успели выскочить, остались живы, но пропало все что было, в том числе и документы. На станции Старица нас высадили. Был теплый весенний день, нас узнала женщина, проходившая мимо. Это была почтальон с Покровского (во время войны они ходили за почтой на станцию). А затем за нами приехали на лошади с медсестрой. В нашей деревне находилась санчасть, а в доме моей бабушки жили врачи. За нами приехали, но везти маму было нельзя, так она была истощена. Поэтому они с бабушкой шли пешком. 12 километров прошли за четыре дня. Ночевали в деревнях Барашово, Горки. Нас выходили, мама поправилась, и я в четыре годика научилась заново ходить.

В Ленинград мы больше не вернулись. Во время бомбежки пропали все документы, в то время восстановить их было очень трудно, да и времена были не из легких. Мама осталась в деревне у родителей. Восстанавливала колхоз имени Ленина, а потом всю жизнь и проработала в нем. С возрастом я забрала ее к себе в Старицу. Умерла она в 1999 году, похоронена на своей малой родине, на Ищинском кладбище.

Так уж получилось — нам не пришлось вернуться в Ленинград, но мы его не забыли! В Петербурге заканчивает архитектурную академию моя средняя внучка — и есть большая надежда, что на берегах Невы будет продолжаться история нашего рода!

Галина Николаевна ЕГОРОВА (КРЫЛОВА).


Поделиться
Класснуть


Веб-камеры Старицы

Мы в социальных сетях


В контакте   Одноклассники

Свежий номер от 7 октября

Свежий номер газеты

Сегодня в кино

Рекламная пауза









Группа Правительства Тверской области в контакте

Свежие комментарии

Погода


Статистика посещаемости